ПОСЛЕДНИЕ БОИ

Закончив ликвидацию мелких групп разгромленной восточно-прусской группировки гитлеровцев, после трехдневного отдыха части дивизии совершили марш в район Бартенштайна, а затем на станции Коршен погрузились в эшелоны и были отправлены в Силезию, где еще продолжались тяжелые бои.
Проезжая старинный, некогда красивейший польский город Познань, бойцы видели по обе стороны пути разбитые и сожженные дома, груды развалин. Красивый мост через реку Вислу, взорванный гитлеровцами при отступлении, висел над водой на бетонных быках, средние его фермы полоскались в воде. Торчали вверх искореженные рельсы. Не успела война уйти на запад, как неутомимые труженики-саперы навели временный мост. И сейчас по нему днем и ночью мчались поезда с пехотинцами, техникой.
В конце апреля части дивизии прибыли на границу Польши с Силезией, выгрузились, совершили марш в район города Лигниц и заняли рубеж Донау — Хохкирх. 1158-й полк по приказу командующего 31-й армией генерал-полковника Шафранова перешел в оперативное подчинение командира 174-й стрелковой дивизии 44-го СК и вел бои в районе польского города Бромберг.
Здесь дивизия вошла в состав 36-го стрелкового корпуса 31-й -армии 1-го Украинского фронта.
Обстановка на этом участке была спокойная. Воины отпраздновали 1 мая.
Вскоре был получен приказ на передислокацию. Уже 5 мая части дивизии, совершив пятидесятикилометровый марш, вышли к берегу небольшой речки Кляйне Чорне в трех километрах южнее деревни Ротвассер и оседлали шоссе Бунцлау — Герлиц. По этим дорогам в Отечественную войну 1812—1813 годов русские войска фельдмаршала М. И. Кутузова, разбив на российских просторах французов, преследовали остатки армии Наполеона.
Проходя мимо могилы, расположенной на холме в двух километрах юго-западнее города Бунцлау, в которой по преданию похоронено сердце полководца, каждый воин склонял голову перед светлой памятью великого сына России.
С утра и до поздней ночи 7 мая на переднем крае проходила оживленная перестрелка. На рассвете 8 мая началось наступление. 1160-й полк после упорного боя овладел городом Лаубан. Немцы поспешно отходили, разрушая за собой мосты, на дорогах делали завалы и устанавливали управляемые фугасы. Полк вышел к деревне Нидер. Здесь погибли от взрыва фугаса лейтенанты Гуринович и Антонов, радист Видутин и еще четыре бойца из батареи 45-миллиметровых орудий.
Смерть боевых товарищей, не доживших несколько часов до Победы, больно тронула всех. Над могилой друзья поклялись отомстить фашистским бандитам. Прогремели залпы салюта.
Ночь на 9 мая стояла тихой и светлой. Только время от времени слышались голоса часовых и офицеров, проверявших посты. Повара около походных кухонь уже хлопотали над приготовлением завтрака. Мало кто спал в эту ночь. Все с нетерпением ждали сообщения о победе. Это слово «висело» в воздухе, его, кажется, можно было осязать. Радисты беспрерывно слушали радио. И вот в 3 часа ночи из штаба дивизии передали по телефонам во все части и подразделения радостную весть:
— Победа! Германия подписала акт о безоговорочной капитуляции.
Несколько минут трезвонили телефоны.
Музыка, лихой перелив наших русских гармоней, залихватская и звонкая песня разбудили и взбудоражили всех. Воины поздравляли друг друга, обнимались. У бывалых бойцов от радости по щекам катились слезы. Около костров то и дело гремело русское «ура!»
Утром во всех частях дивизии состоялись митинги, посвященные Победе.
Германия капитулировала, но война кончилась не для всех. Некоторые части вермахта не признали капитуляции. Критическое положение сложилось в Праге. Крупные силы эсэсовских частей с остервенением кинулись на восставших пражан. Туда же откатывается разгромленная в Силезии группировка фельдмаршала Шернера. Одна за другой в эфир летят тревожные радиограммы: «Русские братья, спасите Прагу».
Позднее стало известно, что Шернер задумал ворваться в Прагу, соединиться там с эсэсовцами, завязать длительную борьбу и дождаться прихода американских войск. Судя по трагическому тону радиограмм, восстание в Праге истекало кровью, нужна была срочная помощь и эта помощь пришла вовремя. Советское командование откликнулось на призывы пражан. На помощь чехословацким братьям устремились три общевойсковых армии, десять танковых корпусов. В составе советских войск в Чехословакию форсированным маршем двигалась и 352-я стрелковая дивизия генерал-майора Максутова.
Пройдены последние километры Силезии. Населенные пункты пусты, словно вымерли. Все вокруг затаилось. Но вот советские воины вступили на землю Чехословакии и картина резко изменилась. Национальные флаги на домах колышет майский ветерок. Воздух наполнен ароматом цветущих яблонь и вишен. День стоит по-весеннему теплый. Крупные капли пота выступают на лицах бойцов, но никто не чувствует усталости, будто и не было трудного суточного марша по пыльным дорогам.
В каждом населенном пункте, городе освободителей встречают празднично одетые толпы ликующих граждан. Дети, старики, женщины преподносят воинам фрукты, конфеты, наливают в стаканы сливовицу и просят вместе с ними выпить за победу. В колонну летят букеты цветов, венки. Вечером в населенных пунктах гремит музыка, люди танцуют прямо на улицах.
По дорогам пешком, на велосипедах и в допотопных каретах, большими группами идут, едут, спешат с востока на запад, с севера на юг люди. Над каждой колонной развеваются самодельные флажки какого-нибудь европейского государства. Этих людей фашизм превратил в рабов. Советская армия принесла им свободу.
Стоит только колонне остановиться, как наших солдат тут же обступают со всех сторон толпы изможденных, но несказанно счастливых людей самых разных национальностей. Приветствия, радостные лица, теплые искренние улыбки, объятия, поднятые в пролетарском приветствии сжатые кулаки.
— Рус, рот фронт! Рус карош! Спасибо! — звучит разноязыкий хор.
Вот навстречу нашим воинам идет большая группа русских, украинских и белорусских девушек. Не стыдясь своих обильных слез, они бросаются на шею наших солдат, целуют своих родных освободителей.
— Скорее бы домой,— перебивая друг друга, говорят девушки с радостью.— Мы прошли все круги ада. Нас морили голодом, заставляли работать с утра до поздней ночи, всячески издевались, теперь все позади, скорее бы домой!
Фашисты угнали их на каторгу в возрасте 15—16 лет, а выглядели они старухами.
Такую участь приготовили фашисты для советских людей и многих народов Европы. Таков «новый порядок», вводимый «сверхчеловеками» на земле.
С короткими привалами воины дивизии, преодолевая труднопроходимую горно-лесистую местность, шли в глубь Чехословакии и повсюду их сердечно принимал народ. Вскоре поступил приказ двигаться обратно. 14 мая воины прибыли в район города Лаубаи. Здесь закончился трудный и славный боевой путь 352-й Оршанской Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии. Ее воины с честью пронесли шефские знамена Президиума Верховного Совета ТАССР и покрыли их неувядаемой славой.
Многие воины дивизии не дошли до светлого дня Победы, остались навсегда лежать в известных и безымянных могилах, разбросанных на всем боевом пути части. Они отдали самое дорогое — жизнь во имя свободы и независимости нашей любимой Родины. Из памяти ветеранов никогда не изгладятся имена майора В. С. Агафонова, майора А. П. Плакатина, подполковника С. X. Колесникова, майора Чернова, подполковника Шмидта, майора Саматова, сержанта Ахмета Мухамедова, снайпера Сефербекова, рядового Левона Чадия, лейтенантов Лапшина, Косарева, рядового Сафонова, лейтенанта Егорова, старшего лейтенанта Павлова, снайпера Кравцова и многих других. Их имена навсегда останутся в памяти народа. Вечная слава им и низкий поклон.
В июне 1945 года дивизия была расформирована. Ее воины разъехались по домам и приступили к мирному труду. 

Вернуться к книге
ДЮРЯГИН Г. М.
Сквозь пламя войны

Обсуждение

blog comments powered by Disqus