ПОД ШЕФСКИМИ ЗНАМЕНАМИ

Уже второй месяц бушевало пламя войны. Гитлеровские полчища, прорвав нашу оборону, повсюду сеяли смерть, горе и разрушения. На советские города и села сыпались бомбы и снаряды. Имея значительное превосходство в живой силе и технике, немецко-фашистские войска к началу августа 1941 года захватили Литву, значительную часть Латвии, западные районы Белоруссии и Украины. Фашистские танки с черными крестами на борту рвались к Москве, Киеву и Ленинграду. По всему советско-германскому фронту наши войска вели тяжелые, кровопролитные оборонительные бои.
Советское командование, учитывая сложившуюся обстановку на фронте, принимало решительные меры по мобилизации внутренних ресурсов страны на обеспечение длительной войны. Ускоренными темпами шло формирование стратегических резервов, особенно в Приуральском и Приволжском военных округах.
15 августа 1941 года по приказу Народного Комиссара Обороны СССР в Татарии началось формирование 352-й стрелковой дивизии (Архив МО СССР, ф. 352 од., oп. 1, д. 9, л. 3.). В основном она комплектовалась из запасных кадров республики. По своему составу дивизия была многонациональной. В нее пришли служить русские, украинцы, татары, чуваши и другие национальности, из которых восемьдесят процентов составляли уроженцы Татарской республики. Бесконечным потоком шли местные жители городов и сел в военкоматы. Приходили люди разных возрастов и профессий: рабочие, колхозники, партийные и советские работники, учителя, агрономы. Из общего количества призванных сорок процентов были люди уже немолодые — тридцати пяти, сорокалетнего возраста и старше. Дивизию пополнили также участники первых боев прибывшие из госпиталей. Часть командиров прислали военные училища.
Перед командованием дивизии стояла сложная задача — в короткий срок закончить формирование, сколотить в боевом отношении части и специальные подразделения и быть готовыми в любое время выехать на фронт.
Трудящиеся Татарии формирование дивизии считали своим кровным делом и оказывали всемерную помощь бойцам и командирам в налаживании хозяйственной жизни частей и подразделений. Очень часто к воинам приезжали гости из городов и сел республики: делегации рабочих заводов, колхозов и совхозов, профсоюзных организаций, школьники и студенты. Они интересовались жизнью и бытом бойцов и командиров, устраивали для них концерты художественной самодеятельности.
В начале формирования не хватало много разных мелочей, без которых нельзя было обойтись в быту. Например, не было ни одной лампы, а электричество расходовалось строго по лимиту. Об этом каким-то образом узнали жители и на другой день натащили десятки ламп и фонарей «летучая мышь». Одна учительница, придя в штаб 1158-го полка, принесла лампу «молния» и сказала:
— Передайте ее командиру полка. Пусть это будет моим скромным подарком для воинов Красной Армии.
Жители несли топоры, пилы и другой инструмент, необходимый для строительства лагеря. Быстро была налажена взаимопомощь с колхозами. Бойцы помогали убирать урожай, а колхозники полностью снабжали дивизию овощами и картофелем.
В начале сентября в 1160-й стрелковый полк прибыло пополнение —- около пятисот украинцев, из которых сто человек нуждались в обуви больших размеров, а на складах ее не оказалось. И опять на помощь пришли местные власти. Срочно была организована сапожная мастерская, а следом за ней и портняжная.
Поистине титаническую работу в условиях трудного военного времени проделали областной комитет партии, Верховный Совет и Совет Народных Комиссаров Татарской АССР по созданию нового соединения.
Обком ВКП(б) непосредственно подбирал и утверждал командный и политический состав, занимался размещением частей, их обмундированием, питанием и многими другими важными вопросами. В целях обеспечения партийного влияния и создания полнокровный партийных и комсомольских организаций в дивизии Татарский обком принял специальное постановление: "О партийной мобилизации ответственных работников из запаса командно-политического состава». Областная партийная организация направила в дивизию 1500 коммунистов, свои лучшие партийные кадры.

Первый командир дивизии Ю.М. Прокофьев
Первый командир дивизии Ю.М. Прокофьев

 Распоряжением НКО СССР формирование дивизии было поручено кадровому командиру, участнику гражданской войны и боев на Халхин-Голе, подполковнику Прокофьеву Юрию Михайловичу. Комиссаром дивизии назначили батальонного комиссара Козлова Василия Никаноровича, начальником штаба полковника Хасмана Бориса Моисеевича, начальником политотдела — капитана Магдюка Николая Константиновича, начальником артиллерии майора Рахманова Андрея Александровича (Ныне Рахманов А А генерал-майор в отставке.). Командирами полков: 1158-го — майора Василенко Ивана Ивановича, 1160-го— майора Андреева Ивана Парамоновича, 1162-го — капитана Агафонова Василия Сергеевича, 914-го артполка Макарова Федора Михайловича, командиром 475-го Отдельного саперного батальона Лобина Бориса Ивановича.
Уже в конце августа в частях и подразделениях дивизии началась боевая и политическая подготовка. Занятия проходили в основном в поле. Проводились совместные учения пехоты с артиллерией, двусторонние учения с участием всех подразделений, Отрабатывалось взаимодействие частей в бою.
12 октября 1941 года красноармейцы, командиры и политработники дивизии принимали присягу на верность нашей Советской Родине. Этот день стал настоящим праздником. Во всех частях прошли митинги, воины клялись беспощадно громить врага, не жалея сил и своей жизни. Выступая на митинге 914-го артполка, лейтенант Кириченко, сержант Латыпов и старшина Сорока в своих речах выразили мысли всего личного состава. Старшина Сорока говорил:
— Мы готовы в бой за нашу любимую Родину. Враг узнает силу наших ударов. Мы с честью выполним поставленную перед нами задачу. Враг будет разбит! Победа будет за нами!
После принятия присяги дивизия прошла торжественным маршем мимо трибуны. Это уже был хорошо слаженный военный механизм, способный выполнять сложные задачи.
18 октября 1941 года в дивизию приезжал представитель Ставки Верховного Главнокомандования, прославленный герой гражданской войны, маршал Советского Союза Климент Ефремович Ворошилов. Верхом на лошади он три дня ездил в поле на учения, знакомился с ходом боевой подготовки, беседовал с бойцами и командирами. Спускался в окопы, брал в руки лопату и показывал, как надо правильно рыть щели. Делал свои замечания, советовал.
Подойдя к пулеметчику 1158-го стрелкового полка Сагию, Климент Ефремович поинтересовался тем, как он окапывается, умеет ли оборудовать площадку для пулемета и на глаз определять расстояние до цели. Боец четко и правильно ответил на все вопросы маршала. Климент Ефремович похвалил его, а потом сказал собравшимся вокруг него бойцам и командирам:
— Враг коварен и силен. Он имеет перевес в технике. Шапками немцев не закидаешь. Учитесь бить врага по-суворовски, помня его завет: «Больше пота в ученье, меньше крови в бою».
Климент Ефремович побывал во всех полках. Затем провел разбор учений с командирами полков и батальонов, которые вначале от волнения докладывали неуверенно, но потом, освоившись, стали смелее и непринужденнее разбирать ошибки. Климент Ефремович, не перебивая, внимательно слушал каждого из них, а затем выступил сам. Его речь воины дивизии запомнили на всю жизнь. Он кратко охарактеризовал общую обстановку того времени, указал на необходимость быть готовыми немедленно по приказу выступить на фронт, отметил недостатки в боеготовности дивизии, указал, когда и где можно получить недостающее вооружение и материальную часть артиллерии.
Маршал потребовал научить личный состав в совершенстве владеть своим оружием, обучить каждого солдата и офицера окапываться и маскироваться. Он привел немало примеров из боевых действий нашей армии, когда противник минометным и артиллерийским огнем выводил из строя целые подразделения и даже части, которые не умели зарываться в землю. На другой день К. Е. Ворошилов собрал в клубе политработников дивизии и секретарей партбюро. Долго беседовал с ними, расспрашивал о личном составе, о нуждах бойцов и командиров, а затем сказал:
— Люди в вашей дивизии прекрасные. Я уверен, что с первых же дней прибытия на фронт вы дадите почувствовать себя врагу. Знаю, что будете побеждать.
На прощание пожал всем руки и для каждого у него нашлись теплые слова.
Вскоре после его отъезда во исполнение данных им распоряжений 352-я дивизия получила материальную часть артиллерии, автотранспорт и другое военно-техническое имущество.
По просьбе Приволжского военного округа Татарский обком ВКП(б) провел дополнительную мобилизацию коммунистов и комсомольцев. Было призвано еще 700 человек, большинство из которых направлялись в 352-ю стрелковую дивизию.
В начале ноября управление дивизии было укомплектовано начальниками отделений и служб. Начальниками отделений были назначены капитаны Лагунов, Баранов, Маланин, Макаров, Марьяшин, Торбан. Начальником санитарной службы — майор Мишустин, начальником ветслужбы — Карпов, начфином — капитан Н. Калимуллин, председателем военного трибунала — Богатырев и начальником особого отдела — майор Иванов.
Провожали воинов на фронт партийные и советские руководители из Казани, районов республики, делегации рабочих, колхозников, интеллигенции, школьники и учащиеся учебных заведений.
7 ноября 1941 года в дивизии состоялся парад. Председатель Президиума Верховного Совета ТАССР Г. А. Динмухаметов вручил полкам шефские знамена от имени трудящихся республики и дал наказ:
— Товарищи бойцы, политработники и командиры! Бейте беспощадно немецко-фашистских разбойников и убийц, посягнувших на нашу священную землю. Уничтожайте их как бешеных собак и возвращайтесь домой с победой. А мы здесь в тылу приложим все силы, чтобы обеспечить вас всем необходимым.
Вслед за Динмухаметовым белокурая девочка четким шагом подошла к грузовой машине, служившей трибуной, бойко вскочила на нее и взмахнув рукой заговорила:
— Дорогие товарищи красноармейцы и командиры, наши отцы и братья! Провожая вас на фронт, мы просим защитить нашу Родину от врага. Бейте и гоните захватчиков с Советской земли. А мы в тылу, как я все взрослые, будем настойчиво трудиться. В добрый путь, наши дорогие защитники! Возвращайтесь домой с победой над врагом!
В ответных выступлениях бойцы и командиры заверили трудящихся орденоносной республики, что они с честью выполнят наказ. Воины поклялись громить врага, не щадя своей жизни. Командир орудия 914-го артполка С. С. Латыпов сказал:
— Мы знаем, что впереди нас ждет трудная борьба с врагом, но мы не пощадим себя, своей жизни для победы над фашистскими гадами. Заверяю вас всех, дорогие товарищи, что мы с честью пронесем Красное знамя сквозь пламя войны. Будем достойными воинами Красной Армии. Враг будет разбит!
В день отправки на фронт к военкому Козлову обратились три подруги, семнадцатилетние девушки с просьбой зачислить их в дивизию. Их оформили в медсанбат, а затем в 1160 полк. Одна из подруг — Мария Федоровна Панченко (девичья фамилия Сыркина) прошла с дивизией всю войну.
По приказу Ставки Верховного Главнокомандования части дивизии по железной дороге были переброшены в район г. Горького и вошли в состав 60-й резервной армии.
В пути следования эшелонам всюду давали зеленую улицу. На станциях люди тепло провожали бойцов, дарили им цветы, угощали, желали вернуться домой с победой.
В середине ноября части дивизии прибыли к месту назначения. Здесь бойцы получили дополнительное вооружение и готовились к предстоящим боям. На учениях отрабатывалось взаимодействие частей в наступлении и обороне. Часто по ночам устраивались учебные тревоги, совершались марши. Занятия проводились в обстановке, приближенной к боевой. В тридцатиградусный мороз, с полной боевой выкладкой бойцы и командиры совершили два тренировочных марша: одни на двадцать пять километров и второй — на пятьдесят километров.
Желание бойцов поскорее встретиться с врагом было так велико, что некоторые из них начали ворчать и выражать недовольство тем, что их долго не отправляют на фронт. Люди верили в свою силу. Наконец желание бойцов сбылось. 28 ноября части дивизии на станциях Горьковской области погрузились в эшелоны. Не задерживаясь на маленьких станциях, составы полным ходом мчались к Москве, туда, где в это время шли ожесточенные оборонительные бои.
Несмотря на тяжелое положение на фронтах, моральный дух воинов дивизии был очень высок. В вагонах заливались гармошки, слышались веселые песни, балагуры рассказывали анекдоты и всякого рода смешные истории. Те, кто ехал на фронт впервые, расспрашивали участников боев, что надо знать, как вести себя, чтобы лучше громить врага. Таким вопросам не было конца. Каждый хотел драться так, чтобы поскорее разгромить захватчиков, освободить родную землю.
Первый эшелон 1162-го стрелкового полка, в котором следовал и штаб дивизии, 30 ноября пронесся по окраинам Москвы и около девяти часов утра остановился на станции Химки Октябрьской железной дороги. Быстро началась разгрузка материальной части, боеприпасов продовольствия. В это время разнеслась команда:
— Воздух!
Бойцы рассыпались вдоль железнодорожных путей. Надсадно урча моторами, над станцией высоко в небе появились немецкие бомбардировщики. Завыли сирены, захлопали, захлебываясь, зенитки. Наши ястребки завязали воздушный бой. Фашистские стервятники, не причинив особого вреда, ушли в сторону фронта и вскоре скрылись за горизонтом.
Всех удивляло, что фашистские войска ведут бои так близко, почти на самых окраинах Москвы. С передовой слышался гул и грохот артиллерийской канонады. В воздухе то и дело проносились немецкие самолеты, визжали и рвались бомбы. Часто то в одной стороне города, то в другой лихорадочно хлопали зенитки, отбивая очередной налет.
Эшелоны с частями 352-й стрелковой дивизии через каждые 30—40 минут приходили на станцию Химки и Ховрино, быстро разгружались и сразу же следовали в район сосредоточения.
Вскоре командир дивизии подполковник Ю. М. Прокофьев встретился с начальником штаба 20-й армии полковником Л: М. Сандаловым и доложил ему о сосредоточении дивизии. Тот в свою очередь ознакомил комдива с обстановкой на фронте и предупредил: дивизия должна быть готова к отражению атак врага.
Утром 1 декабря был получен боевой приказ штаба 20-й армии занять оборону северо-западнее Химок, в районе Ленинградского шоссе и Октябрьской железной дороги, с боевой задачей не допустить врага со стороны Солнечногорска. Совершив марш на указанный рубеж, вечером части дивизии начали строить оборону. В сорокаградусный мороз бойцы буквально вгрызались в землю, затвердевшую как бетон.
Из-за отсутствия тяжелого саперного инвентаря работать приходилось солдатскими малыми лопатками. Окоченевшими руками солдаты выбрасывали грунт наверх из траншей. И все-таки к утру 2 декабря части дивизии зарылись в землю и изготовились встретить врага.

Вернуться к книге
ДЮРЯГИН Г. М.
Сквозь пламя войны

Обсуждение

blog comments powered by Disqus