КАТИГОРОШИНКА

Жил купец с женою, двумя сыновьями и красавицей дочкой. На все свое имущество купец накупил товаров и поплыл морем. Случилась в тот час непогодь — буря. От нее купец и затонул со всем добром.
Купчиха очень печалилась по мужу. Еще не оправилась от этой беды — глядь, за воротами другая беда.
Раз в ясный день дети прогуливались в своем саду за каменной стеной. Откуда ни возьмись на тот час, на ту минуту лютый змей Шкурупей. Не успели братья образумиться от страху, а уж в темном облаке понес змей их милую сестрицу.
Купчиха чуть не ослепла от горя: плакала и дни и ночи. Братья снарядились и поехали в путь-дорогу разыскивать сестру.
Купчиха стала жить без сыновей плохо, обеднела, сама таскала воду.
Три года минуло, как уехали ее сыновья, ни слуху, ни духу о них. Идет однажды купчиха за водой, притомилась сильно (она полные ведра несла), остановилась отдохнуть.
Глаза ее от большого горя и кручинушки слезами наполнились. Выкатилась слезинка из глаза, в ведро упала и моментально стала белой отборной горошиной. Понравилась горошина купчихе — достала она ее из воды, проглотила, и родился мальчик. Назвали его Катигорошинка.
Не по дням, а по часам рос Катигорошинка, даже можно сказать, не по часам, а по минутам; учился хорошо и скоро писать и читать стал не только лучше мальчиков, которые с ним в школу ходили, но лучше самих учителей.
Услыхал раз Катигорошинка от матери, что сестру его змей украл, и говорит:
— Благословите, матушка, в путь-дорогу!
— Куда ты, сынок, последняя ты у меня радость и утешение!
— За сестрой, матушка! Благословите в путь-дорогу!
Дала ему мать иголочку и свое родительское благословение.
Из дому Катигорошинка пошел сперва к кузнецу:
— Перекуй на трость иголочку!
Кузнец сковал. Катигорошинка подбросил скованную тросточку, ладонь подставил — тросточка сплющилась (в ней было двадцать пять пудов).
Сковал кузнец новую тросточку. Катигорошинка подбросил ее, подставил богатырское колено, она ударилась и сломалась.
Третий раз вышла добрая трость. Как махнул ею вверх Катигорошинка, даже загудела. Подставил голову, ударилась с большой высоты, но осталась цела, а на голове у Катигорошинки только волосы дрогнули.
— Эта тросточка по мне!
Зашагал богатырь в путь-дорогу.
Доходит до большой равнины. Там конюх стадо лошадей пасет. Конюх, как увидел Катигорошинку, давай кричать:
— Не ходи, не ходи: на верхней дороге жеребец тебя затопчет.
А Катигорошинка все идет и идет. Жеребец набросился на него. Он схватил жеребца за хвост да об землю как ударил, так шкуру и стащил.
— Вот ты мне своей лошадкой хвалился, а теперь шкуркой полюбуйся! — кричит Катигорошинка конюху.
Плачет конюх: загубит его теперь змей Шкурупей.
Катигорошинка как услыхал имя Шкурупея, очень обрадовался, что на след напал, идет к змею. На дороге облупил еще быка-бодуна, то же сделал и с бараном-бодуном.
Приходит к озеру. У озера растет могучий дуб, а под дубом находился мужественный человек.
— Какого ты роду-племени? — спрашивает Катигорошинку.
— Зовусь я Катигорошинка, а иду я к змею Шкурупею. Ты мне покажи дорогу.
— Пятьдесят лет я охраняю озера своего господина, змея Шкурупея, и еще никому не поздоровилось, кто со мной в бой вступал. И ты, молодой юноша, лишишься сейчас жизни, если далее пойдешь. Вот видишь, лежит сюда дорожка к озеру от дворца, что виднеется вон там, на горе. Туда скоро прилетит мой хозяин, лютый змей Шкурупей. Он на два аршина воды выпивает из этого озера и на аршин земли поедает, и крепко-накрепко он приказал мне никого не пропускать к нему во дворец.
Катигорошинка вступил в бой с мужественным человеком и сразу убил его своей тросточкой. Убил, под дерево положил и пошел дорожкой в Шкурупеев дворец. Подходит к дворцу.
У окна сидит, скучает красна девица. Как увидела человека, удивилась и очень обрадовалась.
Катигорошинка шапку снял, письмо от матери на голову положил и стал на колени перед окном.
Сестра взяла письмо, несколько раз перечитала его. Она сомневалась, что Катигорошинка ее брат, и тогда только поверила, когда в дом вошел: заметила, что на маменьку похож.
— Пожалей ты себя, Катигорошинка, уйди поскорей отсюда, пока жив, братья твои тут давно свою жизнь кончили.
— Нет, не за этим я сюда пришел, сестрица, и, пожалуйста, не сомневайся, я со змеем Щкурупеем справлюсь.
Заслушала сестра полет змея Шкурупея, спрятала своего братца, как могла. Влетает во дворец змей, превратился в красивого, стройного молодца.
— Кто-то есть у нас из русских! — сказал змей.
— Это ты по Руси летал, русского духу набрался!
Катигорошинка не утерпел, кричит змею:
— Это я, Катигорошинка, пришел к тебе в гости, змей Шкурупей!
— А, это ты, Катигорошинка! Ну, выходи, побратаемся!
Катигорошинка вошел в комнату к змею с тросточкой.
— Подай нам обедать! — говорит Шкурупей.
Все кушанья были приготовлены, как надо быть, только напоследок Шкурупей попросил себе оловянных, медных и чугунных орехов. Так кусал их, что они у него на зубах скрипели. Кусает, а сам искоса поглядывает на Катигорошинку, испугался ли он?
— Видишь ты, как я грызу орехи?
— Вижу! Грызи себе на здоровье! Пойдем в поле на поединок! — предлагает Катигорошинка змею Шкурупею.
Пришли в поле.
— Дуй себе поле!
— Для меня и это хорошо.
Змей Шкурупей стал дуть. Под ним скоро сделалась вся земля медная. Начали бой на этом медном поле.
Катигорошинка дерется тростью, а Шкурупей — руками и ногами.
Первым утомился змей, на три дня просит отдыху.
Катигорошинка дает ему отдыху только на три часа, но с таким условием, чтобы Шкурупей указал, куда он подевал его братьев. Шкурупей соглашается. Ведет его Катигорошинка, держит за горло, чтобы не ушел. Идут в сад.
Около огромной дубовой колоды увидал Катигорошинка своих братьев мертвыми. Волосы их втиснуты в расщеп дубовой колоды. Так томились они долго, пока, бедняжки, жизнь свою прикончили.
— Оживи братьев, а не то тут тебе и смерть.
— Позволь мне, Катигорошинка, из дому принести две бутылки.
Катигорошинка разрешил, идет за Шкурупеем и за горло держит.
Достал змей две бутылочки, из одной пить хочет, уж ко рту поднес.
— Дай мне вперед попробовать! — говорит Катигорошинка.
Напился волшебной воды Катигорошинка и почувствовал сразу в себе прибавление силы. За хитрость змеиную хотел было Шкурупея убить тут же на месте, да раздумал: надо братьев спасти. Подошли к их трупам опять, брызнул на них змей мертвой водой, они окрепли, только дыхания у них нет. Брызнул змей на мертвецов из другой бутылки: братья сразу ожили. Увидели змея Шкурупея и решили, что это он их от смерти избавил, стали перед ним на колени и благодарят. Обидно стало Катигорошинке, что его братья змею кланяются, ударил он змея своей тросточкой, у него и дух вон.
Повеселились сестра и братья и пустились в путь-дорогу.
Отошли немного и остановились отдохнуть на зеленой долине, около озера, под тем самым дубом, где стоял мужественный человек. Наступила ночь.
— Я не могу идти дальше! — говорит Катигорошинка.— Меня сон одолевает. Я засну здесь под тенистым дубом. Сплю я не по-вашему — крепко. Когда придет время трогаться в дорогу, выбейте из моих рук тросточку, я сейчас же проснусь!
Только проговорил он это и сейчас же заснул богатырским сном. Братья плохо спали, завидуют ему, стали между собой совет держать, каким способом Катигорошинку уничтожить, чтобы сказать матери, что не он, а они сестру у змея отбили.
— Не может быть, чтобы он нам брат был! — говорят.— Маменька наша уже в таком возрасте, что даже невозможно подумать, чтобы у нее дети родились. Убьем же его. Одним махом только его, пожалуй, не убьешь — проснется и нам несдобровать тогда. Вот что. Сделаем волосяной канат, свяжем его по рукам и ногам, привяжем к дубу, он и помрет голодной смертью.
Окружили братья Катигорошинку волосяным канатом, привязали к дубу, а сестре велели молчать и все, что они будут говорить матери, подтвердить.
Вернулись братья с сестрой к купчихе и заявили, что со змеем справились и сестру освободили.
Мать о Катигорошинке расспрашивает, а они будто ничего не знают и не ведают о нем.
Проснулся Катигорошинка и говорит сам себе:
— Ах, как я спал долго! — огляделся и видит: он к дубу привязан. Ворохнулся — дуб задрожал. Выпрямился, встал и дуб вырвал с кореньями из земли и так пошел к матери. Идет и за собой дерево тащит.
Мать увидела Катигорошинку, очень обрадовалась, а братья перепугались и давай прятаться.
— Выходите, развяжите меня и просите прощения у матушки! Не выйдете — плохо вам будет.
Вышли братья, развязали Катигорошинку.
— Прости нас, маменька, прости и ты, братец!
Мать сразу простила, а Катигорошинка подумал, подумал и говорит:
— Ладно, прощаю вам первую вину. После этого братья стали жить дружно.
Я у них бывал, мед, пиво пивал, по усам текло, а в рот не попало!

Вернуться к книге
СБОРНИК
Сказки Смоленского края

Обсуждение

blog comments powered by Disqus