КАК ОДИН БОГАЧ ХОТЕЛ СВОЕГО СЫНА ЖЕНИТЬ

У одного богача сын был с порядочной дурью, но богач, как говорят наши старики, и быка женит. И верно. Вздумал богач своего сына женить. Говорит своей старухе:
— Ну, как, баба, думаешь, надо при своих глазах сына женить!
Та очень рада была этому. И стала сына учить, чтобы он покруглей выражался.
— Смотри,— говорит,— сынок, когда с отцом поедешь в сваты, попроворней будь. Будь таким, как духовские мужики.
Приезжают они к другому богачу.
— Ну что, брат,— говорит отец жениха,— долго нам нечего калякать, надо говорить, зачем мы приехали!
— Ну, говори!
Отец жениха начал:
— Вот как я, собственно, знаю, что у вас есть барышня, а у меня жених, не будете ли согласны породниться со мной?
— Отчего же? — говорит отец невесты.— Мы вами не брезгаем!
— Живем мы, слава богу, хорошо,— говорит отец жениха,— иногда трапляется {приходится} деньги мерками мерить. Имею шестерку рабочих лошадей.
А товарищ его, крестный жениху, перебивает:
— Ну что ты врешь? А жеребец-то на стойле год стоит! Зачем ты его утаиваешь? Разве это не лошадь?
Отец жениха говорит:
— Семь штук коров имею.
А кум опять прибавляет:
— Ну что ты врешь, а две телки по третьему году ты, нешто, за коров не считаешь?
— Ну вот что,— говорит отец невесты,— вижу, вы народ самостоятельный. Садитесь, чего-либо закусим.
Вот они сели за стол. Самоваров, конечно, не было у наших мужиков в то время. Подают кусок мяса. Жених, конечно, помнит совет матери быть проворным:
— Вы, старики, поговорите, а я займусь крошить мясо!
Не столько крошит, сколько в рот кладет, о других не думает. Невестин отец видит все это и говорит:
— Нет, брат, обождем до налетья {до будущего года} отдавать!
Поехали они домой, жених говорит матери:
— Ну, матушка, я проворным был, как ты сказала: наелся мяса в два ряда, ужинать не хочу!
— Как же это так?
— А так,— говорит,— как попроворней всех, я взялся мясо крошить и почти все сам съел! По пальцам сало текло, я их не успевал облизывать.
— Чем же ты крошил?
— Ножиком!
— Эх ты, недотепа, разве я тебя так учила быть проворным? Ты бы спросил вилку и ножик и пальцы бы в рот не совал, лизать при компании не полагается!
— Ну, ладно! Буду знать теперь, как проворным быть.
Поехали к другому богачу. Богач, понятно, по-богатому принимает, садит за стол обедом угощает Жених материнское слово помнит.
От обеда отказались.
— Мы только сейчас закусили! — говорит отец жениха: боится, что сын их опять опозорит.
— Чем же вас угощать? Баба, принеси-ка орешков. От нечего делать займемся, покусаем.
Приносит хозяйка в тарелке орехи. Жених говорит:
— Дайте мне ножик и вилку.
Дали ему нож и вилку. Он ножом как резанет по ореху. Орех со стола на пол. Взял дурак вилку, поддерживает орех вилкой на тарелке и опять как с размаху резанет ножом —все орехи полетели на пол, ни одного на столе не осталось. Чуть и тарелку не разбил за один размах. Видит отец невесты, что жених вовсе дурак.
— Нет, брат,— говорит он отцу жениха,— мы нынче не думаем отдавать дочку замуж.
Поехали сваты и на этот раз домой не солоно хлебавши. Приезжают домой.
— Ну, матушка,— говорит дурак,— орехов нам насыпали полную тарелку, а кусать не пришлось!
— Как так?
— А так! Вы мне сказали дома, что надо брать вилку и ножик. Орехи нам подали, я вилкой орех поддержал, ножом как резанул, так не только что в тарелке — на столе ни одного ореха не осталось и тарелка чуть пополам не разбилась!
— Эх, ты,— говорит мать,— дурак! Ты бы взял горсточкой, одну бы себе в карман положил, а другую невесте подал и сказал бы ей: «На-ка вот тебе горсточку! Кто знает, может, придется вместе жить».
Дурак думает: «Ладно, теперь буду умней!»
— Ну,— говорит отец,— съездим еще в село к одному богачу: если будет неудача, то уж нынче ездить не будем!
Поехали. Приезжают. Попали под ужин, сели ужинать: значит, удача.
«Приехали,— думает отец жениха,— к делу: все собрание за столом».
— Садись за стол, Иван Пахомов, и ты, Василий Мартынов, садись! Садись, брат, и ты, молодой человек!
Жених не хотел садиться, а столбом стоять неприлично. «Делать нечего,— думает,— сяду».
Много кушаний переменили, хотели уже вылезать из-за стола, а хозяйка кричит:
— Подождите, гостюшки, молочка сейчас волью на закусочку.
Приносит на стол молоко с киселем. Думает жених: «Киселя в горсть захвачу, как мать учила. Как бы это попроворней сделать?» Все едят ложками, он ложку положил перед собой на стол и думает: «Не так едят, как меня мать учила»,—и вдруг цап горстью в чашку с киселем —в одну руку набрал, в карман положил, а другую — невесте:
— Ну-ка,— говорит, барышня! Может, нам вместе жить придется: тебе горсточку и мне горсточку!
Сам весь обрызгался молоком и невесту обрызгал.
Отец невесты говорит:
— Нет, нынче дочку не буду замуж выдавать, годы ей не вышли.
С тем и поехали они домой. А дурак и сейчас холостой ходит.

Вернуться к книге
СБОРНИК
Сказки Смоленского края

Обсуждение

blog comments powered by Disqus