КАК МИХАЛКА ПРОУЧИЛ ЖАДНОГО ПОПА

Жил бедный мужичок. Детей у него было много, а кормить нечем. Подходит годовой праздник, старуха говорит:
— Ну что ты, старый, сидишь дома? Хоть бы сходил у кого попросил гарчик или два мучицы!
Бедняк надел торбочку и пошел. Зашел в деревню к одному мужичку:
— Брат, сделай милость: дай ты мне гарчик или два мучицы для праздника.
Мужик оказался добрый:
— На, брат, тебе и с лукошечком!
Выходит бедняк из деревни вон. Поднялся Вихрь, подул Ветер, вырвали это лукошечко из рук старика и покатили по чистому полю. Заплакал старик горькими слезами.
— Теперь домой не показывайся: старуха запилит совсем!
Захватила его темная ночь в дремучем лесу. Видит он огонек.
— Пойду,— говорит,— на этот огонек! Подходит к тому месту, откуда огонек светился.
Стоит там дом, а в доме сидит старушка, глаза такие добрые, приветливые. Он просится на ночь.
— Пусти,— говорит,— любезная, на ночь!
Старушка отвечает:
— Заходи, ночуй!
Входит старик в комнату, снял шапку.
— Добрый вечер!
Старушка отвечает:
— Здравствуй, здравствуй, нищенький, проходи, садись!
Старик разделся, сел отдыхать. Спрашивает старуха:
— Где ты был, старичок?
— Что тебе говорить, не знаю: долгая моя песня. Дети у меня малые, детей много, поесть нечего. Сейчас праздник годовой подходит. Я пошел мучицы достать. Дал мне человек мучицы гарца с два. Я отправился было домой. Откуда взялись Вихрь и Ветер, вырвали у меня эту мучицу из рук и покатили по чистому полю лукошечко. Я теперь боюсь домой и глаза показать.
— Ну,— говорит старуха,— нищенький, поужинай и ложись спать. Утро вечера мудренее.
Приходят ее дети — Вихрь и Ветер. Стала на них мать браниться:
— Зачем вы, дети мои, шутки такие злые шутите, балуетесь? Вы бы баловались около богатого, а не около бедного старика!
— Матушка, не бранись, мы его наградим.
Встал старик, моется. Вихрь и Ветер ему говорят:
— На тебе, старик, жаренцы {ручная мельница}.
.— Ах, хлопчики, что мне делать с этими жаренцами?
— Принеси домой, скажи своей старухе: пусть крутнет ими — куль муки сразу появится.
Стал этот мужик жить с достатком. Дожидается большого праздника. Прибрал он все в доме, как закон гласит, ожидает священника. Идет священник с иконами:
— Батюшка,— говорит старик,— зайдите ко мне, прошу вас отслужить мне акафист или два!
Поп отслужил, как полагается. Старик угощает попа. Поп говорит:
— Михалка, отчего ты стал богат?
— Бог помог, батюшка!
Поп возражает:
— Бог, Бог, да будь и сам не плох!
Старуха вмешалась в разговор:
— Я скажу, батюшка!
— Не говори! — шепчет ей дед.— Тебе же плохо будет!
— Батюшка,— говорит старуха,— у нас есть такие жаренцы: раз крутнешь — куль муки, два крутнешь— два куля муки.
Священник говорит:
— Отдай мне, Михалка, свои жаренцы, у тебя их кто-нибудь украдет, а когда у тебя весь хлеб выйдет— приходи ко мне.
Старуха шепчет:
— Отдадим, а то худо будет!
Священник жаренцы взял, бросил ходить с иконами, всем отвечает:
— Я болен!
Мужик пожил с год, вышел у него весь запас хлеба, стал он опять бедный: нечего есть. Пошел к попу. Тот дал ему мерку, второй раз тоже дал, а в третий раз по шапке надавал, а хлеба не дал. Отправился старик домой со слезами: опять приходится бедность терпеть.
Пошел этот дед снова в белый свет к Вихрю да к Ветру, думает: «Обману как-нибудь их!» Заходит снова в дом, где жила добрая старушка, и говорит:
— Добрый вечер, добрым людям!
Старушка отвечает:
— Здравствуй, здравствуй, добрый человек!
— Не пустите ли на ночь?
— Заходи, голубчик, ночуй!
Он вошел, разделся, сел на лавку. Старушка стала его расспрашивать:
— Где ты был, старичок?
— Ходил доставать мучицы.
— Ну, что ж, достал?
— Дал один человек гарнца два, отправился я домой. Откуда взялись Вихрь и Ветер, вырвали эту мучицу и понесли по чистому полю. Захватила меня ночь, и я зашел сюда.
— Ну, ужинай и ложись спать: утро вечера мудренее!
Старик лег.
Приходят старушкины сыны — Вихрь и Ветер. Стала она их бранить:
— Ох, дети мои, что вы над старым бедным человеком шутки шутите!
— Матушка, не брани нас, мы его за это отблагодарим!
Встал старик поутру. Дают ему Вихрь и Ветер золотую козочку. Он говорит:
— Ребятушки! Что мне с ней делать?
— А вот что: приведи домой, застели скатерть белую на стол, возьми козочку за рожки, поставь на ножки, тряхни: будет у тебя и золота, и серебра целые вороха.
Отправляется мужичок домой. Пришел он к старухе своей и говорит:
— Привел золотую козочку!
Баба спрашивает:
— А что ты будешь делать с нею?
— Застели-ка белую скатерть на стол, возьми эту козочку за рожки, поставь ее на ножки и тряхни: будет у нас золота и серебра целые вороха.
Обрадовалась баба.
Подходит снова праздник, ожидают они к себе священника, просят у них службу отслужить.
Поп отслужил. Садят они его, чествуют. Поп говорит:
— Михалка, отчего ты снова стал богат?
— А, батюшка, Бог помог.
— Бог, Бог, но будь и сам не плох! Старуха говорит:
— Я скажу!
— Скажешь, тебе худо будет! — шепчет дед. Старуха упрямая была, что надумает — хоть кол на голове теши.
— Батюшка, у нас есть золотая козочка!
Поп говорит:
— Отдайте вы мне ее, а то у вас кто-нибудь ее украдет!
Баба говорит:
— Отдадим, дед!
— Отдавай, раз ты надумала!
Старуха отдала козочку попу.
Прожили они с год. Вышел у них весь капитал. Пошел старик к священнику.
— Ну, что ты, Михалка, ко мне ходишь?
— Хоть бы с пятерочку вы мне дали, батюшка, на прокормление детей моих!
— Ну что с тобой делать! Сейчас дам, а больше не ходи ко мне!
Истратил эту пятерочку старик, опять к попу пришел. Поп говорит:
— Ну что ты, Михалка, ходишь?
— Батюшка, хоть бы рублик дали на прокормление моих детей!
Поп поставил его на порог и показал ему семь дорог, даже искры из глаз посыпались. Заплакал мужик горькими слезами и пошел ни с чем. Пошел к Вихрю и Ветру и думает: «Обману как-нибудь их».
Стучится в окно:
— Добрый вечер, добрым людям!
Старушка отвечает:
— Здравствуй, здравствуй, старичок!
— Не пустите ли переночевать?
— Заходи!
Мужик вошел, разделся и сел на лавку. Стала старуха расспрашивать у него, где он был?
— Ходил, матушка, мучицы доставать!
— Достал?
— Дал человек гарнца два мучицы, я отправился домой. Откуда-то взялись Вихрь и Ветер, вырвали у меня эту мучицу и понесли по чистому полю!
— Садись ужинать да ложись спать! Утро вечера мудренее!
Приходят Ветер и Вихрь, она и говорит им:
— Ах, детки мои, что вы над старым бедным человеком шутите?
— Маменька, не ругай нас, не брани! Мы его за это отблагодарим!
Пришло утро, Михалка встал, умылся. Говорят ему Вихрь и Ветер:
— Вот, старичок, тебе золотая торба, кисти серебряные.
Старичок спрашивает их:
— Что мне с ней делать?
— А вот что: не доходя до своего дому, сними шапку, стань на колени, возьми торбу за серебряные кисти и скажи: три с торбы! Выскочут три молодца. А как надо будет их убрать, то скажи:
— Три в торбу!
И молодцы скроются.
Отправляется старик домой. Не доходя до дому, становится он на колени, снимает шапку, берет сумку за кисти и говорит:
— Три с торбы!
Выскочили три молодца из торбы с хорошими нагайками, как начали этого старика пробирать и приговаривать:
— Не ври, старый дурень, не давай попу жаренцов и золотой козочки.
Опомнился старик и закричал:
— Три в торбу!
Молодцов сразу не стало. Приходит мужик в свой дом.
— Ну, баба, слава богу! Заживем опять! Принес золотую торбу!
— На что же она нам, золотая торба?
— Лезь-ка, баба, с печи долой, становись на колени, бери-ка торбу за серебряные уши и кричи: три с торбы!
Как сказала эти слова баба, выскочили молодцы из торбы, начали бабу сечь нагайками.
— Не сбивай с толку старика, упрямая баба, не отдавай жаренцов и золотой козы попу!
Чуть не забили старуху до смерти. Стало мужику жалко своей бабы:
— Кричи, баба: «Три в торбу!»
Как сказала она эти слова, молодцы и убрались в торбу.
Дед говорит:
— Ну, что, баба, будем делать? Подходит праздник, а у нас ни копейки денег за душой нет. Хоть бы последний андарак {одежда} заложить.
Баба сговорчивей стала.
— Хорошо, старик, заложим!
Заложили андарак, приготовились праздновать, ожидают священника:
— Батюшка, зайдите к нам!
Поп отслужил молебен. Мужик ставит на стол полштофа водки, угощает попа. Поп говорит:
— Отчего, Михалка, ты снова стал богат?
Мужик отвечает:
— Бог дал!
— Бог, Бог, да не будь и сам плох!
Старуха опять не утерпела:
— Батюшка, у нас есть такая золотая торба, кисти серебряные!
— Отдайте мне ее, а то вас кто-нибудь ограбит.
Отдали торбу попу.
— Что же мне с этой торбой делать? — спрашивает поп.
Мужик отвечает:
— Не доезжая до дому, станьте на колени, возьмите торбу в руки, снимите шапку и скажите: «Три с торбы!»
Обрадовался поп, схватил торбу и домой. Мужик за ним следом пошел. Не доехал поп до своего дому, стал на колени, снимает свою шапку, берет торбу в руки и говорит:
— Три с торбы!
Выскочили из торбы три молодца с хорошими плетями, начали его бить и приговаривать:
— Отдай мужику торбу, отдай мужику жаренцы, отдай золотую козочку!
Избили его, чуть жив поп.
Подходит мужик. Жалко ему стало попа, крикнул:
— Три в торбу!
Поп, как угорелый, вскочил в свой дом, кричит попадье:
— Матушка, неси жаренцы, неси золотую козочку!
Принесла попадья жаренцы и золотую козочку.
— Отдай жаренцы, отдай золотую козочу мужику! — кричит поп.
Выносит работник все эти вещи и говорит мужику:
— На, старик, твои вещи, только на попов двор теперь не показывайся!
Михалка с тех пор стал жить, да поживать и добра наживать.

Вернуться к книге
СБОРНИК
Сказки Смоленского края

Обсуждение

blog comments powered by Disqus