КАК ИВАН-ДУРАК ПОЙМАЛ В РЕПЕ ЛЕТУЧЕГО СТАРИКА

Жил мужик, и было у него три сына: два умных, а третий поглупее. Отец и говорит глупому сыну:
— Хоть бы ты, сын, сходил, где-нибудь грудок {Куча хвороста} подобрал, мы б репы насеяли малым ребятам, да и ты иногда репину съел бы...
— О, батюшка, хорошо вы мне сказали!..
Как соскочит он с печи долой, босой и без топора в лес побежал. Прибежал в лес, выбрал хорошее место больше десятины. Он человек был могутный и сильный: стал деревья рубить и с корнем вырывать. Трое суток прожил здесь и домой не ходил. На четвертые сутки приходит домой и говорит своему отцу:
— Поезжай, батюшка, в город, купи репы куль: будем сеять с тобой!
Отец говорит ему:
— Сперва ж надо выжечь и подобрать место, а потом уж сеять.
— Ты сходи посмотри: десятина уж готова под посев
Отец стал удивляться:
— Сведи ты, сын, меня на то место.
Сын с отцом пошли. Приходят. Отец только руками хлопнул да головой покачал:
— Как же это Бог помог тебе? — спрашивает. Потом и говорит: — То правда, что куль репы надо!
Поехал отец в город, купил куль репы, привез домой, пошли они с сыном сеять. Отец стал сеять, а сын лежал да приговаривал: «Расти, репа, по каретному колесу!» Посеяли репу и пришли домой. Через три-четыре дня сын и говорит отцу:
— Батюшка, надо б сходить репу посмотреть, не таскает ли ее кто?
— Глупый ты мой сын, еще репа нигде не всходила!
Через неделю он опять говорит отцу:
— Батюшка, надо посмотреть репу: я и во сне видел, что кто-то ее таскает.
Отец отвечает ему:
— А вот пойду—посмотрю!
Приходит отец к репе и видит: две кучи ботвы навалено.
Рассказал дома об этом. Сын заплакал:
— Вот я тебя давно посылал!
Побежал он к полю, выдернул одну репу да на плечо, принес домой, а та в дверь не проходит — косая сажень. Взял, рассек ее на мелкие части и в избу покидал. Подходит ночь. Отец и говорит большому сыну:
— Пойди к полю на караул, кто-то репу таскает.
Сын этот подумал: «Куда я пойду? Какой-нибудь страшилище таскает, то и мне смерть будет». Пошел он в пуню, переночевал и домой пришел.
— Никого я не видел!
Приходит другая ночь. Посылает отец другого сына на караул репы. И этот убоялся страсти, да и говорит про себя: «И я не пойду». Забрался в чужую пуню, переночевал и домой пришел.
— Никого я не видел!
Проходит третья ночь. Говорит отец на того сына, с которым репу сеял:
— Теперь тебе, сынок, идти!
Сын отвечает отцу:
— Уж я вижу сам, что мне надо идти, сам я место выбирал и готовил и с тобою сеял, сам пойду и на караул.
Пошел он в кузню к кузнецу, сковал себе палку железную в полпуда весом и отправился репу стеречь. Лег там под копну. Сидел долго. Приходит полночь. Зашумел сильный ветер, стало даже лес ломать— прилетело огромное чудовище-старик, пало оно на репу. Вытащит репину, ботву оторвет да в кучу бросит, а репина во рту только трещит. Иван смотрит, и жалко ему стало репины, разгорячилось его сердце: выскочил он из-под копны и этого старика палкой между крыл и по голове ударил. Старик только крикнул, поднялся и полетел, а Иван за ним вдогонь — и все его палкой бьет. А старик тот летел, летел и прилетел в свою избу. Сам старик пал на палицу, голову положил на кут, нос повесил на крюк, а Иван его все бьет. Старик и говорит ему:
— Не бей меня, я тебе дам штуку.
— Какую?
— А вот тебе быка да барана.
— А на что они мне?
— Когда ты будешь на чужой стороне, и если тебя убьют, то баран и бык будут реветь и блеять, кто будет дома — узнают, что ты не жив.
Иван опять стал бить старика.
— Не бей меня: я тебе еще штуку дам.
— Давай! Какую ты мне штуку дашь?
— А вот тебе пузырек.
— Для чего он?
— А ты повесь его на железном крюку где-нибудь. Как тебя убьют, так в этом пузырьке будет много крови, тогда барана с быком пусть выпускают, они тебя оживят.
Иван опять стал бить старика.
— Не бей меня: я тебе еще штуку дам.
— Давай! Что ты мне дашь?
Он вынимает ему кремень и мысат {Мысат — от слова мыс. Здесь в смысле камень.}. Иван и говорит:
— Зачем это мне?
— Ты попробуй секануть, посыплется сила: конница и пехота, разные сильные богатыри.
Иван как секанул три раза, так и появилась целая конница солдат с саблями. Говорят они Ивану:
— Что прикажете делать?
— Возьмите и зарубите этого старика на мелкие куски!
Взяли они его, зарубили на мелкие куски и в яму закопали. После этого Иван взял кремень и мысат и все это спрятал, всех солдат спрятал. Пошел Иван к отцу своему домой, повел быка и барана. Приводит домой быка и барана и сдает их отцу на руки, отдал и пузырек. А сам говорит отцу:
— Батюшка, прощайте, я теперь не с вами буду жить. Кормите моего быка да барана. Если станет бык реветь, а баран блеять, то знайте, что я не жив на свете. Выпускайте тогда из хлева барана да быка да посмотрите, нет ли в пузырьке крови. Попрощался Иван и пошел.
Долго шел. Приходит в одно королевство, а там все в черном трауре ходят и печально плачут. Он и спрашивает у встречного старика:
— Что это у вас такое? Отчего печаль в вашем королевстве?
— Да вот приехал неприятель какой-то и сватается к дочери нашего короля, а он не согласен. Неприятель говорит ему: «Если ты не отдашь дочь свою, то я побью силу твою, город выжгу, а ее все-таки возьму».
Иван и говорит старику:
— Доложи-ка своему королю, что я этого неприятеля всю силу побью и короля защищу.
Старик доложил королю:
— Такой-то хвастает: защищу королевство и силу неприятеля всю побью.
Король требует:
— Послать его сюда, ко мне на глаза!..
Старик приходит к Ивану и говорит:
— Ступай к нему!..
Он и пошел прямо на глаза. Король встретил его с честью, со славой, с барабанным боем. Посадил рядом с собою и спрашивает:
— Правда ли, что ты можешь защитить мой город от неприятеля?
— Да, правда!
— Великая награда будет тому, кто б мог побить силу неприятеля и за меня заступился.
— А какую?
— А что хочешь?
— Дочь вашу хочу взять за себя!
— С великим удовольствием — только заступись.
Иван и говорит:
— Пишите к тому королю, чтобы завтра в девятом часу на войну выезжал.
А уж тот король со своей армией около города. Наутро выезжает неприятель в девятом часу. Отправляется к нему в девятом часу и Иван. Говорит король Ивану:
— Ты ж бери армию у меня, сколько тебе надобно и сколько есть!
— Не надо мне ни одного человека: я — один!
Иван отправился на сражение и взял с собою кремень и мысатик. Стал рубить мысатиком об кремень, и посыпала конница, пехота и богатыри. Двое суток с ним бился неприятель. Иван прибил всю его силу, едва сам уехал живым. Тогда Иван вернулся к своему королю. Король благодарил Ивана за его службу:
— Нравится ли тебе моя дочь?
— Да, нравится!
— Желаю отдать тебе ее за услуги.
Перевенчались они и стали жить. Пожили с месяц, вдруг она и говорит ему:
— Друг мой милый! Скажи, чем ты силу такую побил? Поехал ведь без всякой армии, один. Я на балконе стояла и в подзорную трубу смотрела, что ты не сошел с места, а от тебя шла сила-армия: конница и пехота. Я видела, что ты во что-то рубил. Что это есть такое у тебя?
Он и говорит ей:
— Друг мой, ни во что я не рубил, ничего нет у меня.
Она заплакала и отвернулась от него, сделалась больной — только заболела с лукавством, обманула его. Он ей, муж-то, не по нраву пришелся. Болела целую неделю. Пожалел Иван ее и говорит:
— Да вот чем я побиваю силу. Есть у меня ружье. Как возьму я его да начну махать, и посыплется сила: конница, пехота и богатыри.
Она говорит ему:
— Покажи мне то ружье!
Он взял да показал. Вот она позвала одного солдата, дала ему золота и сказала:
— Ты не говори никому, а сходи и купи вот такое же ружье.
Купил. Она это ружье отдала золотарям, чтоб его позолотили. Взяла ружье Ивана и на почту. Отправила его тому королю, что с отцом ее воевал. А на место прежнего ружья поставила новое, позолоченное. Она за того короля замуж хотела выйти и написала ему: «Приезжай на войну, этим ружьем махай— сила посыплется...»
А Иван посмотрел — ружье позолочено, и говорит ей:
— Жена моя, для чего ты позолотила ружье?
— А я все равно, как тебя берегу, так и ружье твое.
Он засмеялся.
Выезжает король на войну. Стал махать ружьем, как писала ему королевна, а силы нет. Иван стал рубить кремнем и мысатиком — посыпалась сила-армия: конница и пехота необыкновенная, богатыри. Целых двое суток билися, и прибил Иван всю силу неприятеля, едва смог сам король уехать. Когда вернулся Иван в город, то тесть его встретил с радостью и благодарил за защиту. А жена стала опять расспрашивать Ивана:
— Друг мой, если хочешь, что б я была жива, так скажи мне, чем ты силу побиваешь, если не скажешь, так я умру сейчас.
Заплакала она горькими слезами, упала в обморок, чуть жива сделалась. Прискочили доктора, оттирали ее разными спиртами. После этого он и говорит ей, муж-то ее:
— Пойдем в особенную комнату.
Вынимает он кремень и мысатик. Как стал сечь, три раза секанул — целая армия в комнате: солдаты с саблями. Он тогда и говорит:
— Вот чем избивал я силы!
Тогда она сказала ему:
— Верю, друг мой, теперь я тебе!
Сейчас же она сделала гульбу. Позвала музыкантов, разные игры устроила и сама танцует — с лукавством это все делает. Мужа своего развеселила. Крепкими винами его угощает и с лукавством сама покушала. Легли спать. Она взяла, как заснул Иван, и достала у него из кармана кремень и мысатик. Дала прислуге своей денег, чтоб купила кремень и мысатик в лавке, и положила их в карман Ивану. А его кремень и мысатик запечатала и послала королю-неприятелю. Написала ему: «Друг мой! Выезжай на войну. Это теперь не ложное: попробуй сначала эту штуку дома».
Король как чиркнул три раза, так целая армия в комнате появилась. Он тогда и говорит:
— Правда!
Сейчас же он отправил письмо королю, ее отцу, чтоб тот выезжал на войну к девяти часам утра. Иван рассердился: «Ну, уж теперь я его не отпущу! Пусть приезжает!» Через некоторое время ему говорят: «Неприятель близко», а он: «Пусть едет к самому городу. Наконец говорят: «Неприятель возле самого города». Он тогда выехал один без армии. Вынул кремень и мысатик — рубил, рубил, но ничего не сыплется, кроме искр. А король стал высекать — насыпала армия: конница, пехота много-множество — и на Ивана. Схватили его они и убили. Изрубленное тело положили в бочку, забили ее железными обручами и в море пустили. В это время бык дома ревет, а баран блеет. Отец Ивана и говорит:
— Верно, моего Ивана-сына нет на свете в живых.
Пошел посмотреть на пузырек, а в нем кровь. Он выпустил быка и барана. Они поднялись на воздух и полетели. Прилетают на то место к морю.
— Ну, что ж нам с тобою делать? Бочку не достать из моря. Пойдем искать рыболовов. Не ловят ли где они рыбу? Будем их просить затянуть то место сетями.
Пробежали по берегу моря, напали на лодку, которая стояла возле моря, а людей нет. Смотрят, в лодке рыба колыхается. А они есть дюже хотят. Баран и говорит:
— Хоть эту рыбину съел бы!
Вскочил баран в лодку, сгреб эту рыбину. Откуда ни возьмись — другая рыбина и говорит:
— Баран, не ешь моего щуренка, милого детенка. Я тебе за это какую угодно службу сослужу.
Баран сказал той рыбине:
— Есть в море бочка — выкати мне ее, тогда я пущу твоего детенка.
Та рыбина пошла, заказала всем рыбам: «Ищите бочку, вот такое-то место». Разыскали эту бочку и выкатили на берег. Баран пустил щуренка и сказал быку:
— Надо разбивать бочку!
А она сбита железным обручем. Бык отошел далеко, разбежался, да как ударит своими рогами, и снял два обруча долой. В другой раз разбежался — и третий обруч долой, бочка развалилась. Тогда взяли они части тела Ивана, перемыли и на место положили, как быть человеку. Бык и говорит барану:
— Что ж нам делать? Нам надо его оживить. Зарежь меня и выверни из меня требуху и кишки, а сам сядь в середину мою. Полетит старый ворон и будет каркать: «Крик, крук! Свежее мясо да обманчиво», а воронята — глупые ребята, они падут на эту требуху, ты и схвати одного вороненка. Ворон тогда
скажет тебе:
— Не губи вороненка, любимого детенка: я тебе какую угодно службу сослужу.
Баран зарезал быка, вывернул из него требуху и кишки, а сам сел в середину. Летел ворон с воронятами. Ворон и говорит: «Крак, крук! Свежее мясо да обманчиво!», а воронята — глупые ребята —попадали. Он, баран, схватил вороненка. Ворон говорит барану:
— Не бей ты вороненка, любимого детенка: я тебе какую угодно службу сослужу.
Баран и говорит ворону:
— Слетай ты! Есть одно место, где живая, мертвая и прекрасная вода. Принеси мне из трех этих родников воды, тогда я отпущу тебе вороненка.
Ворон говорит барану:
— Подвяжи мне три пузырька.
Баран подвязал под крылья ворону три пузырька, ворон поднялся и полетел. Прилетел он на то место, где три ключа: в одном ключе мертвая вода, в другом ключе живая вода, в третьем ключе прекрасная вода. Ворон взял воды из всех трех родников и полетел на то место, где баран остался.
Спрашивает его баран:
— Принес, ворон?
— Принес!
— Ну, давай ее сюда!
Ворон отдал пузырьки с водой. Баран взял да разорвал вороненка. Ворон заплакал. Баран взбрызнул его мертвой водой —вороненок умертвился, взбрызнул живой водой — он оживился, взбрызнул прекрасной водой — вороненок был и так хорош, а стал еще лучше, поднялся и полетел с вороном. Тогда баран взбрызнул быка мертвой водой, затем — живой — бык оживился, моргает глазами, но не встает. После этого баран взбрызнул его прекрасной водой— бык вскочил. Тогда они таким манером и хозяина своего оживили. А взбрызнули прекрасной водой — стал он краше прежнего. Поднялся и глядит на них:
— Ах, как я долго спал!
— Да, спал ты в море, в бочке.
Говорит им Иван:
— Пойдемте к отцу домой!
А бык да баран на него:
— Ты с нами не ходи, а ступай к этому королю, да и поступи к нему в повара или в прислужники. Высматривай, где лежит кремень да мысатик. Тайно их достань, а там сам знаешь, что делать надо. Одежду купи себе хорошую.
Бык и баран попрощались с Иваном и пошли домой, а Иван в этот город. Купил хорошую одежду, оделся и приходит к королю:
— Не наймете ли вы меня в прислужники или повара?
Король был рад этому делу. Он не узнал его. Иван служил хорошо. Проходит месяц, два... Он подсмотрел, где хранились мысатик и кремень, достал их тайно, когда король заснул. Крепко три раза чиркнул, целая комната солдат с саблями набралась и говорят ему:
— Что прикажете делать?
Он говорит им:
— Взять этого короля, изрубить на мелкие куски, положить тело в бочку, забить бочку железными обручами и бросить в море в то место, где я был.
А жена его соскочила с постели — и на колени. Стала просить прощения, плакать:
— Друг мой, Иванушка, прости меня!
Он простил — не стал губить. Однако посадил ее под стражу на двенадцать дней. В сутки давалась ей пища один раз: фунт хлеба да фунт воды. Когда она отсидела, пришел к ней Иван, взял за руку и оттуда едва вывел. И стали они потом жить мирно и хорошо.

Вернуться к книге
СБОРНИК
Сказки Смоленского края

Обсуждение

blog comments powered by Disqus