ИВАН ВЕТРОВ

В одном царстве жил царь, и была у него дочь красивая-красивая. Царь ее любил больше, чем самого себя. А женихов никак не мог достойных подобрать.
Жениха она нашла сама себе, тайно от царя. Узнал царь об этом только тогда, когда она родила, сына.
Родила она и нарекла сыну имя Иван Ветров. Не по дням, а по часам рос Иван Ветров. Видно было, что богатырь.
Вот приходит он раз к матери и говорит:
— Я пойду, мама, учиться.
— Хочешь, так иди! — говорит мать.
Много ли, мало ли поучился сын, начал силу пробовать. Хватит кого-нибудь за руку — руки нет, хватит за ногу — ноги нет, а то вовсе убьет.
Начали царю жаловаться.
Царь задумался: «Что делать? Он доберется и до меня».
Решил царь сжить его. Раз позвал Ивана Ветрова.
— Съезди в дрова! — говорит царь.
Запряг Иван Ветров коня, сел и поехал в лес А в лесу том, как темная туча, было медведей. Человек уж туда не показывайся.
Приехал Иван Ветров, распряг коней, спутал и пустил ходить. А сам принялся дрова рубить.
Наложил дров и пошел за конем. Приходит и видит, что на коне медведь уже сидит.
Долго не думавши, схватил Иван медведя, запряг и поехал.
Приезжает ко дворцу и спрашивает у царя, куда дрова сложить.
А дров царю не нужно было. Он послал Ивана, чтобы загубить.
Много ли, мало прошло времени, шлет царь Ивана Ветрова за сеном в Чертово логово. «Ну,— думает царь,— он теперь не вернется. Ведьма притиснет его там».
Запряг Иван своего медведя и поехал. Приехавши, выбрал побольше копну и ну накладывать на воз!.. Тут ведьма и поднялась: свищет, плюется, сено скидывает с воза.
Терпел, терпел Иван Ветров да как хватит ведьму за костлявую шею. А потом размахнет ее — да об колесо, размахнет — да об колесо!
Закричала ведьма, взмолилась:
— Пусти меня, Иван, что хочешь сделаю!
— Ладно! — сказал Иван и выпустил ведьму.
Наложила она Ивану сена и говорит:
— Царю твое сено не надо, сжить он хочет тебя со свету.
Привез Иван сено, выпряг медведя и пустил его на волю.
Много ли, мало прошло времени, заходит Иван к матери и говорит:
— Не место мне тут жить. Пойду я, куда вздумается.
И дал он матери пару голубей, носовой платок и шкалик.
— Если потечет по платочку кровь и набежит половину шкалика, то выпускай голубей.
Распрощался и пошел. Идет день, идет два... На третий день подходит к лесу и видит: рвет человек дубы и машет ими, рвет и машет.
— Что ты делаешь? — спрашивает Иван Ветров.
— Дубы рву! — отвечает Дубовик.
— Пойдем со мною.
Пошли Иван Ветров и Дубовик.
Много ли, мало прошли они, видят, лежит под горою человек и храпит, аж гора трясется!
Разбудили они его и говорят:
— Что ты тут храпишь? Пойдем с нами.
— А куда? — спрашивает Горовик.
— Пойду по белому свету.
Пошли втроем: Иван Ветров, Дубовик и Горовик.
Вот приходят в один город. Красивый город — а ни души живой.
— Куда же люди подевались? — говорит Иван Ветров.
Пошли по городу. Видят, стоит дворец, а вокруг, на частоколе, головы человечьи воткнуты.
Зашли внутрь. Там посреди двора лежит большой камень с кольцом.
Подошел Дубовик к камню, потянул, потянул и отошел. Камень даже не шелохнулся. Потом попробовал Горовик тянуть за кольцо. Камень только вздрогнул. А Иван Ветров как рванул за кольцо, так и сдвинул его. Под камнем была яма, дна которой они ничем достать не могли.
Вот Иван Ветров и говорит:
— Мы с Горовиком пойдем искать живых людей, а ты, Дубовик, приготовь нам обед.
Иван Ветров и Горовик пошли, а яму камнем закрыли.
Раздобыл Дубовик вола, зарезал его и в котел варить положил.
Только сварил, открывается камень и вылезает Медное Туловище.
— А ну-ка, поднеси меня к котлу! — говорит Медное Туловище.
Думал Дубовик не послушаться, а потом вспомнил, что он камень не подвинул даже, а Медное Туловище откинуло взмахом. Пошел, взял туловище в охапку. Чуть донес.
— Что ты тут варил? Выворачивай-ка! — приказало Медное Туловище.
Все вытряс Дубовик из котла.
Вмиг съело Медное Туловище всего вола.
— Неси-ка меня на место!
Опять понес его Дубовик.
Крутнулось Медное Туловище, в яму полетело, и захлопнулся камень.
Приходят Иван с Горовиком и спрашивают:
— Обед варил?
— Варил.
— Где он?
— Я оглянулся за ворота, а за это время ничего не осталось от обеда.
Отдохнули они, перекусили, чем попало, а потом и говорит Иван Ветров:
— Пойдем, Дубовик, а Горовик пускай обед варит. Да гляди, не отлучайся!
Только сварил второго вола Горовик — открылся камень и из ямы вышло Медное Туловище.
— Ну-ка, поднеси меня!
«Что тут делать? — думает Горовик.— Оно съело вола у Дубовика».
Перенес и Горовик Медное Туловище к котлу.
Съело Медное Туловище вола и опять приказывает:
— Отнеси!
Отнес Горовик его. Крутнулось Медное Туловище, полетело в яму, и камень захлопнулся.
Приходят Иван с Дубовиком.
— Варил обед? — спрашивает Иван.
— Варил.
— Где он?
— Задремал я немного, вас ожидаючи, а за это время и обеда не стало.
— Идите людей ищите, а я обед буду варить! — сказал Иван Ветров.
Только сварил обед — раз и откинулся камень. Вылезло Медное Туловище и говорит:
— Перенеси-ка меня к обеду!
— Я вот тебя как перенесу, так и есть не захочешь! — сказал Иван Ветров.
И вот схватились они биться. Долго бились, пока, наконец, Иван не изловчился да как ударит Медное Туловище, оно кувырком в яму!.. А Иван схватил за кольцо, да и откинул в сторону камень.
Вот приходят Горовик с Дубовиком.
— Варил обед?
— Сварил.
— Где он?
— Вот, ешьте, а то два раза отдавали...
Пообедали, отдохнули, Иван и говорит:
— Сготовьте мне веревку из воловьих кож и ящик. Я полезу вниз. А вы тут сторожите. Если начну дергать веревку, то вы тогда тяните ее вверх.
Много ли, мало прошло времени — веревка и ящик были готовы.
Спустили Ивана Ветрова вниз. Долго ходил на том свете Иван Ветров. Нигде ни души.
Вот, наконец, видит медный дворец, где жила царица Медного царства.
Зашел он во дворец.
— Можно у вас отдохнуть? — спрашивает.
— Можно,— отвечает царица.
Она очень обрадовалась, что увидела живого человека.
Пожил несколько дней Иван и стал собираться идти дальше.
— Не иди! — говорит царица Медного царства,— живи у меня, а то встретишь Медное Туловище, так убьет оно тебя.
— Я и ищу его!
Много ли, мало прошел он, видит, стоит серебряный дворец. В нем жила царица Серебряного царства.
Зашел к ней.
Обрадовалась она.
— Живи,— говорит,— у меня, а то Медное Туловище убьет.
— Я и ищу его!
Много ли, мало опять он прошел, видит, стоит дворец золотой. В нем жила царица Золотого царства. Тоже обрадовалась живому человеку.
Много дней прожил Иван у ней, а потом и говорит:
— Убью Медное Туловище, потом будешь моей женой?
— Буду.
Не пускала она в бой Ивана с Медным Туловищем, уговаривала его у ней остаться.
— Я ищу его! — ответил Иван.
И вот видит он, что Медное Туловище отдыхает на солнце.
— А ну, чурбан, давай драться!
Сошлись они драться. Как ударит Иван Ветров Медное Туловище, так тот въезжает в землю на четверть, а как ударит Медное Туловище Ивана, так он — по колена.
Долго дрались, а все-таки Медное Туловище убило Ивана.
...Много лет прошло, как ушел Иван Ветров из дому. Царевна и очи уже все проплакала. И вот она раз глянула на шкалик. А в нем кровь подбирается уже к горлышку. Открыла она скорей окно и выпустила голубей.
У каждого голубя было по шкалику. Полетели они искать воды клеющей и воды живой.
Подлетели они к колодцам, а там стража. Никак нельзя взять воды. Потом один голубь взял да и запалил дом стражи.
Сбежалась стража тушить. А голуби тем временем и набрали воды.
Отыскали они Ивана. Голубь с клеющей водой сбрызнул части Иванова тела, и склеилось тело Ивана Ветрова; голубь с живой водой сбрызнул тело Ивана, и ожил он.
— Ох, и долго же я спал! — сказал Иван, подымаясь.
А Медное Туловище жило и горя не знало.
— Теперь давай снова биться! — сказал Иван, отыскав Медное Туловище.
Ударил мечом — и готово, а куски раскидал по полю. Который где!
Вот приходит он к царевне Золотого царства. Рада стала та, обняла.
— Где ты столько был?
— Пойдем, будем выбираться на белый свет! — сказал он ей.
Махнула она платочком, и дворца не стало.
Пришли они к царевне Серебряного царства. И эта рада.
— Где ты столько был?
— Пойдем. Будем выбираться на белый свет.
Махнула она платочком, и серебряного царства не стало.
Зашли и за царевной Медного царства. Заплакала та от радости.
— Где ты столько был? Заждалась я.
— Пойдем. Будем выбираться на белый свет.
Махнула она платочком, и ее дворца не стало.
Подошли к выходу из подземелья.
Колыхнул Иван веревку — кверху потянули.
Села первой царевна Медного царства.
Вытянули ее Горовик с Дубовиком, увидали, что красивая царевна, и ну драться.
Тогда царевна Медного царства и говорит:
— Чего вы деретесь? Там еще лучше есть.
Вытянули царевну Серебряного царства, увидали, что эта еще красивей, и ну драться злей!
Тогда царевна Золотого царства и говорит:
— Там еще лучше есть.
Вытянули царевну Золотого царства. Увидали, что эта лучше всех и давай на мечи драться. Тогда царевна Золотого царства и говорит:
— Довольно вам драться. Вытягивайте Ивана Ветрова!
Догадались они, что она ждет Ивана, и решили погубить его.
Дотянули до половины и отрезали канат.
А царевна Золотого царства успела увязать камушек в платочек и кинуть вниз. Иван Ветров знал, что если кинет она платочек, то не надо браться за веревку. Он и не взялся, а камень тяжелый увязал. Остался один Иван Ветров. Что теперь делать?
Пошел искать выхода. Долго искал, замучился. Сел он и свесил богатырскую голову.
Загремел гром, блеснула молния, пошел дождь, град посыпался.
Недалеко от Ивана было гнездо Жар-птицы, и там были голые птенчики. Совсем маленькие.
Дождь и град били их по голому телу, и они жалобно кричали. Тогда Иван снял с себя верхнюю одежонку и покрыл их.
И вот вдруг летит сама Жар-птица, летит и кричит:
— Человеком пахнет! Кто притиснул моих детей?
Увидала Ивана и налетела на него. Но птенчики вдруг закричали:
— Он спас нас от дождя и града.
Вот Жар-птица и сказала:
— Чем тебе отплатить? Хочешь золота, хочешь серебра?
— Ничего не надо. Хотел бы я на белый свет поскорей выбраться.
— Это трудно! — говорит Жар-птица.— Но раз ты спас моих детей, я тебя вынесу. Приготовь мне двенадцать бочек мяса на правое крыло и двенадцать бочек воды на левое крыло.
Заготовил Иван Ветров, что сказала ему Жар-птица, погрузил, как сказала, сам сел ей меж крыл, и полетели.
Повернет она голову направо — он мяса дает, повернет налево — воды дает. Под конец не хватило мяса. Он, долго не думавши, отхватил своего и кинул ей.
Когда вылетели, она и говорит:
— Какое ты мне мясо дал последний раз? Я такого вкусного еще не ела!
А он отвечает:
— От себя отрезал. Надо ж было тебя поддержать.
Показал он ей место то, откуда у себя мясо вырезал, она плюнула, и сразу все срослось.
Распрощался Иван Ветров с Жар-птицей и пошел искать Горовика с Дубовиком.
Были они на том самом месте у входа в Подземное царство.
Увидали они его и испугались.
— Не пугайтесь,— сказал им Иван Ветров.— Богатырь не злопамятен.
Поделил он им царевен. Дубовику пришлась царевна Медного царства, а Горовику — Серебряного царства. А сам с царевной Золотого царства остался, распрощавшись с богатырями, пошел к матери.

Вернуться к книге
СБОРНИК
Сказки Смоленского края

Обсуждение

blog comments powered by Disqus