СЛАВА ХРАБРЫХ НЕТЛЕННА

Гжатск (ныне Гагарин)—самый восточный районный центр нашей области. В двух десятках километров от него начинается Московская область. Да и до самой Москвы от этого города всего 180 километров. Через него ведут к столице железная и Старая Смоленская дороги. Поблизости от города пролегла одна из лучших автострад Минск — Москва. И поэтому, когда в октябре сорок первого года немецко-фашистские войска предприняли наступление на Москву, Гжатск оказался на направлении их главного удара. Еще гремели бои западнее Вязьмы, а противнику удалось захватить Гжатск. Это произошло 10 октября, когда танковые и моторизованные части гитлеровцев по Юхновскому большаку вышли на Минское шоссе и отсюда с боем ворвались в город. Потом из-под Вязьмы через Гжатск на Москву прошла основная масса вражеской пехоты, боевая техника.

В январские дни сорок второго года захватчики отступали с полей Подмосковья на так называемую «линию фюрера», пересекшую территорию Гжатского района в полутора десятках километров восточнее города. Выбор гитлеровцами места для сооружения укреплений не был случайным. Здесь имелись выгодные для обороны естественные рубежи: господствующие над местностью высоты, большие лесные массивы, исключавшие на многих участках применение танков и даже ограничивавшие колесный маневр артиллерии, речки, тянувшиеся, как правило, с севера на юг или с юга на север. Особенно мощной была первая оборонительная полоса, эшелонированная на глубину 5—6 километров, прикрытая рядами колючей проволоки и минными полями. Ее и не смогли преодолеть с ходу ослабленные в многодневных боях под Москвой соединения 5-й армии генерала Л. А. Говорова (впоследствии Маршал Советского Союза, Герой Советского Союза), когда они вышли на подступы к Гжатску.

Немецко-фашистское командование придавало обороне этого города огромное значение. Оно рассматривало его как выгодный плацдарм для очередного прыжка на Москву, как важный узел железных и шоссейных дорог, позволявших перебрасывать в короткий срок людские резервы и военные грузы в любом направлении: на север — под Карманово и Погорелое Городище, на юг — в сторону Юхнова и Варшавского шоссе, на запад — к Вязьме и на восток — в сторону Москвы. Поэтому враг не терял времени на укрепление своих позиций, ежедневно и ежечасно совершенствуя оборону. Дзоты и блиндажи в несколько накатов густо усеяли опушки лесов и высоты, на подступах к высотам создавалась целая система противотанковых и противопехотных препятствий. В лесах прорубались «косые» просеки, скрытые от наблюдателей с фронта, но позволявшие держать под фланговым и косоприцельным огнем подступы к опорным пунктам.

К первой полосе обороны прибавилась вторая. Она прошла в 3 километрах восточнее Гжатска, по реке Алешне. Здесь немцы также использовали лесной массив, полукольцом опоясывавший город. Таким образом, танки могли пройти только по дорогам, прикрытым противотанковой артиллерией, могущим в любое время быть заминированными.

В качестве третьей полосы обороны противник рассматривал реку Гжать, разделявшую город на две части, а каменные здания старинной кладки — в качестве долговременных огневых точек.

Более года гжатская земля стонала от бомбовых ударов и артиллерийских разрывов. Предпринятые в разное время частями 5-й армии отдельные попытки пробить немецкую оборону под Гжатском не увенчались успехом. В свою очередь и гитлеровцы неоднократно пытались прощупать прочность советских рубежей. И тоже безрезультатно. Позиционная война шла в этих местах до начала сорок третьего года. Поражение не-мецко-фашистских войск под Сталинградом и успешное наступление Красной Армии на юге создавали у советских людей уверенность, что и Западный фронт в скором времени двинется вперед.

И час освобождения Гжатского района пробил. 22 февраля части 29-й гвардейской Краснознаменной и 352-й стрелковых дивизий предприняли разведку боем. Но лишь гвардейцы добились некоторого успеха. Решительным броском на участке Бровкино — Медведки — Лукьянцево они ворвались в немецкие траншеи.

Горячий бой в глубине вражеской обороны не смолкал ни днем, ни ночью. Дрались за каждый метр земли. Отбивая яростные контратаки немцев, советские воины очищали от них траншеи, ходы сообщения и продвигались вперед. В этих боях особенно отличились воины 1-го батальона 90-го гвардейского стрелкового полка под командованием старшего лейтенанта Скребца. Только бойцы второго отделения в рукопашных схватках истребили десятки фашистов. И вот гвардейцы на узком участке пробили-таки главную полосу обороны противника.

Но этот успех развить не удалось. Гитлеровцы в кратчайший срок возвели дополнительные укрепления и сильным огнем с фронта и флангов предотвратили расширение бреши нашими частями. Потом они предприняли попытки сбить гвардейцев с захваченных ими рубежей, устранить эту «занозу» в своей обороне. Девять суток сдерживали гвардейцы беспрерывные атаки превосходящих сил противника в лабиринтах его же укреплений. За смелость и стойкость, проявленные в этих боях, орденом Красного Знамени был награжден гвардии старший лейтенант Шептунов, орденом Красной Звезды — гвардии старший лейтенант Веселов и другие.

В ночь на 4 марта гитлеровцы стали отходить с главной полосы обороны. Но это не было случайным. Уже два дня назад начали наступление войска Калининского фронта, которые нависли с севера над гжатско-вяземской группировкой противника. Перешли в наступление на ряде участков и армии Западного фронта, угрожающе охватывая немецко-фашистские войска в районе Гжатска. А урок Сталинграда пошел врагу впрок. Свой отход гитлеровцы ознаменовали сожжением деревень и сел, издевательствами над беззащитным населением оккупированной территории.

Части 29-й гвардейской Краснознаменной стрелковой дивизии и других соединений 5-й армии стали преследовать противника. Пройдя его главную оборонительную полосу и сбивая группы прикрытия, воины 29-й под командованием генерал-майора А. Т. Стученко освободили населенные пункты Жабино, Зубково, Екатериновку, Колесники, Старое, Бровкино, Лужи и к исходу дня 4 марта вышли на рубеж Ивашково, Барышево, Петрецово. Наступление продолжалось и ночью. Отступая, гитлеровцы сжигали населенные пункты, взрывали мосты, усиленно минировали дороги и уцелевшие здания, отравляли воду в колодцах. В каждой отбитой нашими войсками деревушке оставались следы страшных злодеяний фашистов.

Советские воины рвались в бой. В донесении Политотдела 5-й армии Политуправлению Западного фронта от 5 марта 1943 года сообщалось: «...Необходимо отметить высокий политический подъем и наступательный порыв личного состава. Бойцы и командиры в своем стремлении не дать противнику безнаказанно уйти рвутся вперед, в бою ведут себя мужественно и отважно...» В этом же политдонесении отмечалась высокая дисциплина и организованность воинов 29-й гвардейской Краснознаменной стрелковой дивизии, в том числе батальона гвардии капитана Петрова, смело и решительно прорвавшегося к деревне Ивашково. Первым поднялось в атаку отделение сержанта Шутова. Под огнем противника сержант вырвался вперед и увлек за собой бойцов. Среди атакующих был секретарь комсомольского бюро 93-го гвардейского стрелкового полка гвардии старший лейтенант Пшеничный. Раненный, он находился в боевых порядках пехоты, пока бойцы не выбили врага из деревни {ЦАМО СССР, ф.208, оп.2526, д.338, л.351-352}.

В боях на подступах к Гжатску отличилось подразделение гвардии капитана Челмодеева. Когда оно ворвалось на улицы одного из населенных пунктов, немецкие автоматчики при поддержке шести танков пошли в контратаку. Гвардейцы не дрогнули. Шквальным огнем пулеметчики лейтенанта Капарулина отсекли автоматчиков от стальных машин и уничтожили большинство из них. А с танками начали огневой поединок артиллеристы. Он продолжался недолго. Расчеты орудий старших сержантов Костерова и Маслова меткими выстрелами подбили три танка, а остальные покинули поле боя. К. вечеру 5 марта соединения 5-й армии освободили более 120 населенных пунктов. Многие из них были сожжены дотла. Но частям 29-й стрелковой дивизии, быстро настигнувшим арьергардные силы противника, удалось спасти ряд населенных пунктов от уничтожения, за что Военный совет армии объявил благодарность всему личному составу этого гвардейского соединения.

С неописуемой радостью встречали местные жители своих освободителей. Ужасы фашистской оккупации остались позади. Среди восторженно встречавшего воинов населения села Клушина Гжатского района был девятилетний мальчик Юра Гагарин — будущий первый космонавт мира.

Вечером 5 марта подразделения 93-го гвардейского стрелкового полка подошли к восточной, а части 87-го Краснознаменного и 90-го гвардейского стрелковых полков— к южной и юго-восточной окраинам Гжатска. Предпринятое наступление на город с фронта успеха не принесло. Во избежание неоправданных потерь генерал А. Т. Стученко произвел перегруппировку сил, сосредоточив их на северо-восточной и юго-восточной окраинах Гжатска. Всю ночь бойцы, передвигаясь где ползком, где перебежками по проделанным в минных полях тропам, по глубокому снегу, накапливались на намеченных рубежах и готовились к повторному штурму.

На левом фланге, с берегов реки Алешни, пробивались на Сверчково части 3-й гвардейской мотострелковой дивизии. Достигнув шоссе Москва — Минск, 6-й гвардейский Краснознаменный мотострелковый полк в ночь на 6 марта решительной атакой опрокинул арьергардные подразделения немцев на реке Гжать и форсировал ее. Это соединение с утра возобновило наступление вдоль шоссе и передовым полком вышло на рубеж деревень Ломки, Старое, Зайцево. Засевший в Гжатске вражеский гарнизон оказался перед угрозой охвата с фланга и тыла {ЦАМО СССР, ф.5А, оп.5047, д.328, л.49}.

Ранним утром 6 марта 29-я гвардейская дивизия начала решительный штурм Гжатска. Ее поддерживали 153-я танковая бригада, два аэросанных и лыжный батальоны. К этому времени вражеское командование, узнав о ночной перегруппировке советских войск, усилило оборону на северо-восточной и юго-восточной окраинах города за счет всех наличных резервов и ослабления позиций в центре, то есть на его восточной окраине. Командир дивизии генерал А. Т. Стученко воспользовался этим обстоятельством и основной удар нанес отсюда, с восточной окраины.

Первым в Гжатск ворвался 93-й гвардейский стрелковый полк под командованием майора Лазарева. Очищая от противника квартал за кварталом, гвардейцы упорно пробивались к центру города. В своих воспоминаниях о боях за Гжатск генерал А. Т. Стученко рассказал о таком эпизоде:

«...Из боковой улицы появляется женщина. Под огнем перебегает улицу, бросается к цепи... Это сорокалетняя жительница города Гжатска Мария Дмитриевна Лауфер.

—    Голубчики!.. Родненькие!.. Как мы вас ждали!.. Возьмите. Полтора года хранила!

В воздухе полыхнуло небольшое красное полотнище на метровом древке. Флаг, который обычно вывешивался на домах в революционные праздники. Баканов (майор, секретарь партийного бюро полка) берет его из рук женщины и с поднятым флагом, как с боевым знаменем, бросается вперед. Команды никакой не было, но бойцы, потрясенные виденным, как один, и с громовым «ура» бросаются за Бакановым. Вскоре секретарь партбюро водрузил флаг над полуразрушенным зданием горсовета...»

Не удержались немцы и в левобережной части города. Гвардейцы перешли по льду реку Гжать. Выбивая противника из зданий, отбросили его на западную окраину. Этот яростный натиск наших воинов помешал фашистам уничтожить город до основания. Многие десятки жилых домов и построек были спасены от огня и разрушения. Утром 6 марта 1943 года Гжатск снова стал свободным.

Потеряв в боях за город сотни солдат и офицеров, противник откатывался на запад. Советские части в наступательных боях показывали возросшее мастерство. Они навязывали немцам бои в невыгодных для них условиях, команды автоматчиков просачивались в тыл, перехватывали дороги, нарушали связь. Активными действиями наших воинов были спасены от сожжения многие десятки населенных пунктов к западу и северо-западу от Гжатска. И все же свой уход из района гитлеровцы отметили очередным злодеянием — 7 марта в деревне Драчево сожгли живыми более 200 детей, стариков и женщин. К вечеру этого же дня наши войска вышли на рубеж реки Сежи, завершив таким образом освобождение последних сел и деревень Гжатского района в его старых границах. Одновременно были освобождены воинами 33-й армии южные окраины района.

Мемориальный знак при въезде в город Гагарин
Мемориальный знак при въезде в город Гагарин

В честь освобождения Гжатска и района от немецко-фашистских оккупантов при въезде в город со стороны Минского шоссе, у железной дороги, в ноябре 1967 года установили 122-миллиметровое орудие. Оно прошло дорогами боев. Его ствол, поднятый на предельную высоту, направлен на запад, откуда пришли и куда бежали иноземные захватчики. Перед постаментом — железобетонная стела, на которой начертаны надписи:

«Героическим воинам 5-й и 33-й армий, освободившим в марте 1943 года город Гжатск и район от немецко-фашистских захватчиков»;

«Слава храбрых нетленна, память о них живет в веках»;

«Мы жизнью своей обязаны вам»;

«Бессмертная доблесть героев умножается в славе потомков».

Памятный знак сооружен по проекту Л. М. Верхоглядова.

Вернуться к книге
ВОРОБЬЕВ М. В., УСОВ В. В
Подвигам жить в веках

Обсуждение

blog comments powered by Disqus