ПЛАМЕНЬ ЮНЫХ СЕРДЕЦ

В городе Гагарине, в парке культуры и отдыха, установлен мемориальный знак в честь комсомольско-молодежного диверсионного отряда «Победа». На памятнике — карта боевого пути отряда по районам Витебской, Смоленской, Могилевской областей. Этот комплекс сооружен уже нынешним поколением комсомольцев — студентами строительного отряда Харьковского университета. На его открытии выступал бывший командир отряда «Победа» персональный пенсионер республиканского значения, ныне живущий в Смоленске, Кирилл Иванович Новиков. Он рассказал о том, как мужественно дрались с врагом юные партизаны.

Отряд «Победа» был сформирован в мае 1942 года из молодых партийных, советских и комсомольских активистов Гжатского (ныне Гагаринский) района. Будущие партизаны прошли подготовку в спецшколе Западного штаба партизанского движения. В состав отряда влилась также группа комсомольцев — выпускников диверсионной школы ЦК ВЛКСМ. 10 августа 1942 года «Победа» ушла за линию фронта и начала свои действия в Лиозненском районе Витебской области. Отряд пополнялся за счет населения. Нередко операции проводились совместно с отрядами бригады Алексея — Алексея Федоровича Данукалова, который впоследствии стал Героем Советского Союза.

На счету у партизан «Победы» десятки пущенных под откос вражеских эшелонов, разгромленных гитлеровских гарнизонов, многие диверсии на шоссейных дорогах. Приведем один из эпизодов боевой деятельности отряда.

Разведка установила, что из Витебска в Смоленск 13 сентября 1942 года должен проследовать важный военный эшелон. Упустить такой случай нельзя. Новиков создает группу, в которую назначает умелых подрывников Ваню Федорова, Витю Юрина, Андрея Шорохова, Симу Ермакову. Старшим группы назначает Анатолия Мраморова. Отряд тогда находился в деревне Куряки, что в 40 километрах от железной дороги. Это расстояние надо было пройти с вещмешками за плечами, в которых два пуда взрывчатки, к тому же остерегаясь вражеских засад, обходя гарнизоны. В распоряжении группы была только одна ночь. Шли без отдыха. К утру приблизились к железнодорожному полотну. Метрах в 200 залегли и стали наблюдать. Вдоль насыпи стояли часовые с интервалами в 200—300 метров, прохаживались патрули.

Уточнив, что дорога охраняется весьма усиленно и днем заминировать ее на этом участке невозможно, Мраморов принял решение пробиваться лесом поближе к станции Выдрея, где у гитлеровцев многочисленный гарнизон. Расчет командира группы оказался верным. Фашисты усилили посты в глухих местах, а здесь, к тому же днем, бдительность ослабили. Подрывники заложили мины под рельсы метрах в 200 от семафора. Рядом был кустарник, в нем и укрылись. Стали ждать. В 14 часов от станции Выдрея двинулась большая группа немецких солдат. Идут по насыпи и один за другим сворачивают в кусты, в засаду. Значит, скоро должен идти важный эшелон. Не заметили фашисты хорошо замаскированных мин и шнура, протянутого к кустам.

И вот на станции раздался протяжный паровозный свисток. Ускорили шаг патрули. Через несколько минут показался паровоз, за которым поблескивали классные пассажирские вагоны. За ними тянулись платформы с новенькими машинами и мотоциклами. Семафор открыт. Поезд уже набрал скорость. Когда паровоз оказался над минами, раздался взрыв. Эшелон пошел под откос.

Воспользовавшись суматохой, партизаны стали уходить. Но их заметили солдаты, находившиеся в засаде, и бросились вдогонку. Подрывникам удалось добежать до леса, где они встретили гитлеровцев дружным огнем из автоматов, забросали их гранатами и скрылись. Впоследствии разведка установила, что под откос был пущен эшелон со штабом и командиром дивизии германской армии эсэсовским генералом Отто фон Добшицем. Генерал погиб. Комендант станции Выдрея, не дожидаясь служебного расследования, застрелился. Движение на железной дороге было остановлено на 32 часа.

В гагаринском музее хранятся письма бывшего заместителя комиссара отряда по комсомолу Ани Овсянниковой. Вот несколько строк из одного письма: «Дорогая мама! Шлю свой боевой партизанский привет... Днем отдыхаем, а ночью ставим спотыкачи немцам, и знаешь, как приятно смотреть, когда утром они вдруг начинают спотыкаться и взлетать на воздух... Передавай привет всем рабочим совхоза. Нюра». В одном из писем Аня писала, что лучше умереть стоя, чем жить на коленях. И когда потребовалось, она доказала это. Партизанам группы, в которую она входила, не удалось за ночь заминировать железную дорогу. Они вернулись в деревню Хотимлю, где намеревались переждать день, обогреться, отдохнуть. Но гитлеровцы окружили деревню, и партизаны приняли неравный бой. Чтобы дать товарищам возможность отойти в лес, Аня прикрыла их огнем из автомата. Она отстреливалась до последнего патрона. Тяжело раненная, Аня нашла в себе силы бросить гранату, уничтожила еще нескольких врагов и потеряла сознание.

Ее привел в чувство немецкий врач. Стали допрашивать, требовали рассказать, где партизанский отряд, кто командир, в каких деревнях есть связные и где находятся явочные квартиры в Витебске. Аня молчала. Ее жестоко пытали, изувечили, изрезали ножом, выкололи глаза. Аня Овсянникова погибла, но ничего не сказала. Никогда не забудется подвиг Петра Галецкого. Группа, в которую входил Галецкий, получила задание совершить диверсию на железной дороге в ночь на 20 октября 1942 года. До железнодорожного полотна партизаны добрались благополучно, но там охрана была очень сильной: с вышки светил прожектор. Долго наблюдали партизаны из леса за охраной. И все же решили минировать полотно. Сделать это вызвался Петр Галецкий. Остальные должны были его прикрывать на случай, если заметят охранники. Петр взял мину и пополз к железной дороге. Подрывнику приходилось все время прижиматься к земле. Продвигался он медленно. А в это время послышались стук колес и гудки паровоза. Эшелон двигался быстро. Ясно было, что Галецкому теперь не успеть подложить мину под рельс. И тут Петр встает во весь рост и бежит к полотну. Паровоз уже показался из-за поворота. Рослый, физически сильный парень только-только забрался на насыпь, а паровоз — совсем рядом. Партизаны видели, как Петр повернул голову, глянул на движущуюся махину и вместе с миной бросился на шпалы. Раздался оглушительный взрыв. Полетели под откос цистерны с горючим, которое так нужно было немецким танкам. Огромное зарево взметнулось над лесом. Впоследствии поэт Марк Максимов, тоже бывший в рядах партизан, написал стихи:

И увидели трое, как бросился с миной один
Под колеса цистерны, и — грохот! И — зарево к тучам!
А в окопах не знали, что это горит не бензин,
А зажженное сердце ударило светом могучим...

Петру Антоновичу Галецкому посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

В марте 1943 года отряд «Победа» на правах 4-го батальона вошел в особый партизанский полк «Тринадцать», которым командовал Герой Советского Союза С.В. Гришин. Вместе с этим полком подрывники шли боевыми дорогами до лета 1944 года, когда на белорусской земле соединились с частями Красной Армии.

О каждом из партизан отряда «Победа» можно рассказывать много. На их счету немало подвигов. Подобно Ане Овсянниковой, спасая жизнь своих товарищей, погибли Саша Солдатов и Костя Божедомов. Группа Солдатова наткнулась на засаду. Залегли, отстреливались и перебежками отступали. Но врагов было слишком много. Они стали окружать горстку партизан. Солдатов приказал товарищам уходить. А сам подпустил поближе неприятеля и стал прицельно стрелять из автомата. Кончились патроны, взялся за гранаты, затем пустил в ход наган. Последнюю пулю приберег для себя. Костя же Божедомов на последний случай оставил гранату. Он поднял кверху руки. Гитлеровцы решили, что он сдается, и подбежали к нему. В это мгновение Костя взорвал гранату.

...После войны стало традицией в День Победы оставшимся в живых бойцам отряда «Победа» собираться в Гагарине и на митинге у памятника рапортовать о трудовой и общественной деятельности.

Вернуться к книге
ВОРОБЬЕВ М. В., УСОВ В. В
Подвигам жить в веках

Обсуждение

blog comments powered by Disqus