НЕ ЩАДЯ ЖИЗНИ

Мемориал в городе первого космонавта
Мемориал в городе первого космонавта

На восточной окраине города Гагарина (бывшего Гжатска) несколько лет назад был возведен мемориал в честь советских воинов, павших в боях с фашистскими захватчиками. Вдоль братской могилы протянулась многометровая стена из темного железобетона, на которой прикреплены 20 металлических плит с отлитыми на них фамилиями, инициалами и воинскими званиями погибших. В центре мемориала — барельеф воина-автоматчика и небольшая тумба с выбитыми на ней словами: «Вечная слава отдавшим свои жизни за Отечество. 1941 — 1943 гг.».

Немного в области городов и районных центров, бои за которые носили бы столь затяжной характер, как бои за Гжатск.

Части Красной Армии оставили этот старинный город под натиском вражеских танков в драматические октябрьские дни сорок первого года и пришли к нему через три с лишним месяца — в конце января 1942 года с полей Подмосковья. На подступах к Гжатску гитлеровцы, отброшенные от столицы, возвели оборонительные сооружения. В ходе тяжелых боев у врага были отбиты станция Батюшково и десятки других населенных пунктов Гжатского района.

Никогда не изгладится из народной памяти подвиг воинов 144-й стрелковой дивизии. В июле 1941 года они доблестно сражались за Рудню и Смоленск, а теперь снова рвались на запад. 612-й стрелковый полк этой дивизии 22 февраля 1942 года на границе Смоленской и Московской областей зашел в тыл к немецким частям, оборонявшим дальние подступы к Гжатску, и блокировал Минское шоссе. Пытаясь отбросить советских воинов от автострады, враг предпринял танковые атаки. В жестоком бою большие потери понес батальон старшего лейтенанта С. К. Зюнченко. Погиб и сам комбат. Оставшиеся в живых поклялись биться до последнего дыхания. И они выполнили эту клятву: отстаивали свой участок до тех пор, пока не погиб последний боец. В этом бою было подбито 23 немецких танка.

В летописи народного подвига навсегда останется пример воинской доблести группы бойцов 32-го стрелкового полка, возглавляемой старшим сержантом П. Т. Лихачевым. 22 марта сорок второго года воины этого полка отразили сильную вражескую атаку у деревни Клячино и сами стали преследовать бежавших гитлеровцев. Шестнадцати красноармейцам во главе с помощником командира взвода П. Т. Лихачевым удалось ворваться в траншеи противника и захватить два дзота. Вражеские пулеметчики перекрестным огнем отсекли от этой группы контратакующие цепи бойцов и заставили их отойти на исходные рубежи. А старший сержант Лихачев и его боевые товарищи остались в отбитых у врага дзотах. Они решили удержаться здесь до подхода подкреплений. Было ясно, что фашисты не смирятся с потерей дзотов, поэтому наши бойцы стали деятельно готовиться к обороне. Они нарастили бруствер траншеи с тыльной стороны, собрали трофейное оружие и боеприпасы. П. Т. Лихачев расставил всех по участкам, определил каждому сектор обстрела, раздал патроны и гранаты. Их было в обрез. На наиболее опасном участке, откуда в первую очередь можно было ждать вражескую атаку, установили два трофейных пулемета, так кстати оказавшихся в дзотах. Вскоре среди кустарников и деревьев, полукольцом обступавших дзоты, замелькали белые балахоны. Фашистов было в несколько раз больше, чем наших. Старший сержант решил выждать, пока они приблизятся, чтобы стрелять наверняка. И только лишь когда немцы во весь рост с трех сторон кинулись к дзотам, Лихачев скомандовал: «Огонь!» Из амбразур дзотов и связывавшей их траншеи хлестнули в упор по гитлеровцам очереди из пулеметов и автоматов. Первая цепь атакующих была буквально срезана. Оставшиеся в живых залегли и стали отползать назад. Потом снова пошли в наступление. Вражеские офицеры знали о малочисленности осажденных и надеялись без помех сломить их сопротивление. Но наши воины выстояли и отбросили противника с большими для него потерями. Через некоторое время к дзотам, подминая кусты и молодые деревья, пополз немецкий танк. Старший сержант приказал готовить связки гранат. Однако танкисты не решались вплотную приблизиться к позициям красноармейцев и стали стрелять из пушки с расстояния сотни-другой метров. Снаряды перепахивали траншеи, рвали на дзотах мерзлую землю, дробили накаты, выбивали стойки. Несколько бойцов выбыли из строя. Под прикрытием танка вражеские пехотинцы снова пошли в атаку. По приказу П. Т. Лихачева наши воины подпустили их вплотную и встретили прицельным огнем. Сам Лихачев, будучи уже раненным, строчил из пулемета, прижимая врагов к земле.

Когда стемнело, к осажденным после нескольких неудачных попыток проник разведчик и передал просьбу командования полка продержаться до прибытия подкреплений. Старший сержант посмотрел на своих товарищей. Безмерно усталые и измученные, с лицами, покрытыми пороховой гарью, в окровавленных бинтах, они выразили решимость биться с врагом до конца. П. Т. Лихачев так и просил передать в полк. На следующее утро с первыми лучами солнца противник стал обстреливать дзоты из орудий и минометов, бить прицельным огнем из пулеметов. Огневые налеты повторялись несколько раз. Но, убедившись, что обстрелы не сломили воли советских воинов, вражеское командование бросило на штурм их позиций крупные силы.

Шел уже 30-й час неравного боя. Наши бойцы отстреливались от наседавших гитлеровцев последними патронами, отбивались последними гранатами. И когда боеприпасы полностью иссякли, Петр Лихачев поднял оставшихся в живых на последний, рукопашный бой. Через некоторое время воины 32-го стрелкового полка решительной атакой сбили врага с занятых им позиций и захватили те дзоты. Здесь им открылась потрясающая картина мужества, стойкости и непреклонной воли к победе семнадцати героев-однополчан. Их бездыханные тела лежали среди множества трупов оккупантов. Мертвые, они сжимали в руках оружие, в дисках которого уже не было патронов.

Родина по достоинству оценила подвиг отважных: все бойцы были награждены посмертно орденами, а их командир Петр Тимофеевич Лихачев Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июля 1942 года удостоен звания Героя Советского Союза.

Бои под Гжатском усилились в августе 1942 года, когда советские войска предприняли наступательные операции на ржевском и гжатско-вяземском направлениях. Соединения 5-й и 33-й армий потеснили противника северо-восточнее и юго-восточнее города. Но Гжатск так и не был освобожден.

22 февраля 1943 года воины 29-й гвардейской стрелковой дивизии в районе деревень Бровкино, Медведково и Лукьянцево прорвали-таки главную полосу вражеской обороны. И хотя противник закрыл эту брешь, в прорыв успел войти лыжный батальон, который достиг деревни Лескино, что в десятке километров восточнее Гжатска. Здесь батальон на следующий день был окружен и погиб в неравном бою с танками, пехотой и артиллерией противника. Но своей героической смертью воины-лыжники доказали уязвимость немецких укреплений. 4 марта, когда войска Западного фронта под Гжатском перешли в наступление, вражеская оборона рухнула. И отсюда, где ныне расположен мемориал, советские воины ринулись на последний штурм города. Он был последним и для многих из них, тех, кто заплатил за победу дорогой ценой— своей жизнью.

Вечным сном спят герои в братской могиле под сенью берез и в окружении серебристых елей. Много их здесь покоится — на каждой из 20 металлических плит мемориала отлито до двухсот и более скорбных строк. Назовем лишь некоторые имена: майор И. П. Бросалов, капитан П. Е. Горный, лейтенант X. Гусейнов, старшина Л. И. Супрун, гвардии сержант А. Амирханов, Герой Советского Союза старший сержант П. Т. Лихачев, рядовые С. Губайдулин, И. М. Идельсон, Л. И. Мегреладзе. Люди различных возрастов, воинских званий и национальностей— всех их объединили в трудные для Родины дни любовь к ней и лютая ненависть к захватчикам.

Сейчас бывший Гжатск в лесах новостроек. Сюда каждый год съезжаются молодые посланцы всех советских республик, чтобы вложить свой труд в преображение города, названного именем первопроходца космоса Юрия Алексеевича Гагарина.

Вернуться к книге
ВОРОБЬЕВ М. В., УСОВ В. В
Подвигам жить в веках

Обсуждение

blog comments powered by Disqus