Прошлое и настоящее села Будаево

М.Ф. Кабанов, младший научный сотрудник
историко-этнографического отдела
СОГУК «Мемориальный музей Ю.А. Гагарина» (г. Гагарин)

В седую древность уходит история деревень бывшего Гжатского уезда Смоленской губернии. Упоминание о деревне Ветцы (в 2,5 км. от Будаева) относится к 1150 году как о волостном центре или «погост-округе» [1]. О селе Будаево, городище, как его называли прежде, таких ранних документальных упоминаний пока не найдено. Но в Летописи Стахия Львова Троепольского, в работах смоленского историка Д.И. Будаева оно упоминается. «В Гжатском уезде остались следы бывших крепостей, или замков, в виде правильно округленной насыпи, или искусственной горки, на которую идет довольно узкая дорога. Таких насыпей несколько, например, близ сел Колокольни, Будаева и сельца Варганова, все они однообразны, отстоят друг от друга на несколько верст и известны под именем жилищ Богатырей Русских, откуда они перекликались друг с другом» (Летопись Стахия Львова Троепольского).

Об этом же пишет и Д.И. Будаев: «До наших дней в Никольском, севернее села Будаево на левом берегу реки Алешни, юго-западнее деревни Кожино и в одном километре южнее деревни Костивцы сохранились городища - остатки укрепленных (огороженных) поселений первобытного человека, относящиеся к так называемому железному веку, отдаленному от нас целыми тысячелетиями [2].

Археолог профессор Шмидт Е.А., исследовавший Будаево городище, пишет: «Городище на северной окраине деревни Будаево, на левом берегу р. Олешни. Устроено на мысу коренного берега. Площадка округлой формы, размером 86x84м, с южной напольной стороны защищена валом и рвом. Культурный слой до 0,5м». Использовалось в качестве укрепленного поселения дважды: в первые века н.э. дьяковскими племенами, что подтверждается находками фрагментов лепных сосудов, украшенных ложногребенчатым орнаментом; в XII - XV веках древнерусским населением. С последним связаны находки железных ножей, ключей, замков, кресала и гончарной посуды [3].

Далее профессор Будаев Д.И. отмечает, что земли современного Гагаринского района в IX веке вошли в состав первого государственного объединения восточнославянских племен - Киевской Руси, неоднократно переходили из одного княжества в другое (Смоленское, Можайское, Вяземское); земли эти топтала и татаро-монгольская конница. К началу XV века по ним, оказавшимся на границе двух феодальных государств - Московского и Великого княжества Литовского - не один раз проходили войска враждующих сторон; русские отряды не раз беспокоили расположенные в южной части Гжатских земель волости князей Глинских, служившим литовцам [2,4].

XVI век для этих земель был относительно спокойным: русское государство к этому времени вернуло сначала Вязьму, а потом и Смоленск. Но уже в 1610-1618 годах польские паны неоднократно организовывали походы на Москву, вновь на этих землях разгорелись бои. И только в 1618 году по Деулинскому перемирию эти земли были навсегда возвращены Русскому государству.

Многих старинных деревень уже не было, в существующих - половина и более изб пусты, пашня не обрабатывалась. «Пашня лесом поросла» в селе Будаево Городище у речки Алешни и других местах» [5]. Прежде земля была «в раздаче за разными помещиками, а от разорения литовских людей лежала впусте». Через 40 лет она была приписана к дворцовым волостям, потому как прежние владельцы так и не вернулись.

Следующее документальное упоминание о Будаеве Городище относится к 1769 году: «В Можайском же уезде находятся 6 земляных городищ, из которых 3 пустые. При тех ныне имеются села, кои называются: 1. Будаево городище»...[6].

В 1775 году земли эти вливаются во вновь учрежденную Смоленскую губернию; в 1776 г. образуется Гжатский уезд. В «Экономических примечаниях Гжатского уезда 1786 г.» записано:
«40. Будаевской волости село Будаево городище с деревнями и пустотами ведомства Дворцовой канцелярии.
Село имеет 18 дворов, в них: 60 мужеска и 71 женска пола душъ. Лежит в 10 верстах от города, по течению на левом берегу речки Алешни, против устья Холопьевского ручья. Селу принадлежит 10 деревень с 132 дворами, а в них: муж. - 494, жен. - 518.
Земли 3789 дес. 794 саж., в т.ч. под поселением - 54 дес. 990 саж., пашни - 1913 дес. 414 саж., сенного покоса - 359 дес. 2150 саж., лесу дровяного 1399 дес. 514 саж., неудобных мест 62 дес, 1662 саж.
Деревни: Белоусово, Васильева, Ветцы, Кобылкино, Лушки, Мальцево, Нижняя Слобода, Орехово, Рябцево, Филосово, от города 8 верст (Васильева) до 14 верст (Белоусово, Ветцы), дворов от 3-х (Лушки) до 20 (Кобылкино, Нижняя Слобода), муж. от 17 (Лушки) до 66 (Нижняя Слобода), жен. от 11 (Лушки) до 80 (Нижняя Слобода).
Крестьяне состоят на положении казенного оброка и платят в казну в год два рубля с души. Землю обрабатывают всю на себя.

41. Внутри оной волости села Будаева церковная писцовая земля владения священно и церковно служителей. Лежит в 11,5 верстах от города по обе стороны ручья Холоповского. На оной земле церковь деревянная во имя Рождества Христова и дворы священно и церковно служителей.
Под поселением 10 дес. 360 саж., пашни - 71 дес. 1698 саж., сенного покосу - 7 дес. 750 саж. и неудобных мест - 1 дес. 1952 саж. Итого -90 дес. 236 саж.

42. Деревня Саматы с пустошами, владения полковника и дорогобужского дворянина депутата Ильи Михайловича Радвановского, жены его Катерины Васильевой 280 дес. 1317 саж., муж. - 68, жен. - 78. Дворов - 12. От города - 7,5 верст.

43. Сельцо Великое Поле, владение секунд-майора Ивана Родионова сына Аксакова и сестры его Ульяны Ивановой, дочери Бибиковой с детьми ее, прежних служб ректории, детей Андрея, Евсея и Михаилы Васильевых, детей Бибиковых - 123 дес. 1255 саж., муж. - 10, жен. - 11. Дворов - 3. От города - 14,5 верст. На суходоле, при колодезях, а дача по течению речки Тешутинки на левой стороне.

189. Пустошь Головина, владения Дворцовой Будаевской волости крестьян - 626 дес. 1255 саж.» [7].

В положении крестьян «государственных» и «помещичьих» были некоторые различия. Первые принадлежали не какому-то определенному помещику (как, в данном случае, крестьяне деревни Саматы и сельца Великое Поле), а феодальному государству и платили оброк за пользование «казенной землей, который был ниже тех повинностей, которые выполняли «помещичьи» крестьяне в пользу своих владельцев. Государственные крестьяне имели возможность более или менее свободно распоряжаться своим временем и трудом. Нельзя назвать положение их хорошим, однако помещичьи крестьяне, имевшие множество господских повинностей, нередко завидовали им, и иногда, особенно при переходе имения в другие руки, требовали перевести их в казну.

Крестьяне (мужчины) с. Будаево и окрестных деревень сельским хозяйством почти не занимались, они работали, в основном, каменщиками и плотниками в окрестных городах. Как пишет В.М. Афанасьев, «...плотницким ремеслом владели крестьяне целых волостей (Будаевской, Покровской и т.д.). Будаевские плотники в XVIII - XX в.в. славились на всю страну. Именно они уже в первой половине XX века строили деревянное здание ЦАГИ в Москве». Раньше, в период с 1718 по 1836-1850 г., когда по реке Гжать в Петербург сплавлялись барки с продовольствием и товарами, они, конечно, строили и эти барки.

Но были и земледельцы. Так, в сведениях о владеющих 50-100 и более десятинами земли в 1909 г. по Будаевской волости значится:

33. Крестьянин Павел Васильевич Легкий, с. Будаево, - 50 десятин, - землепашество;
34. Крестьянин Петр Иванович Белов, пустошь Храброво, - 242 дес, - кирпичный завод и зимой вывозка дров;
35. Крестьянин Александр Иванович Чудаков, пустошь Храброво - 100 дес, - землепашество;
36. Крестьянин Козьма Пальянов, пустошь Ямская, - 62 дес. . - землепашество;
37. Инженер - механик Александр Семенович Фатов, имение Бизерки, -272 дес. - землепашество;
38. Торговый дом в Москве Орехов и Большаков, имение Самково, - 1219 дес, - землепашество;
39. Дворянки Анна и Александра Каменские, имение Кузнечики - 805 дес, - землепашество;
40. Шувалов, московский мещанин, и Стрелков, крестьянин, имение Бизерки - 436 дес, - землепашество.

Надо полагать, что в имениях Бизерки и Самково при обработке земли и других сельхозработах использовался наемный крестьянский труд.

Еще ранее, в 1902 г., в сельскохозяйственном обзоре Смоленской губернии по сведениям, доставленным добровольными корреспондентами, отмечался некоторый прогресс в ведении сельского хозяйства: «...Увеличился посев трав клевера и тимофеевки, а также и обзаведение плугами и сортировками» - писал корреспондент из Будаевской волости.

Борьба крестьян за землю в той или иной форме велась всегда. «...Так, на собрании крестьян Будаевской волости было вынесено решение об изъятии земли у помещиков, священников и манастырей и разделе ее между крестьянами», - писала газета «Вперед» 3 декабря 1905 года. Особенно активизировалась эта борьба после февральской 1917 года революции.

В эсеровской газете «Голос солдата и гражданина» от 4 июня 1917 года сообщается, что 22 мая в Будаеве появился оратор, который призывал население к незамедлительному захвату земель, угодий, инвентаря помещиков. Далее газета с сожалением пишет, что призыв: «Нечего дожидаться Учредительного собрания, мы сами себе хозяева, а потому сейчас же отбирайте земли и делите» - нашел отклик у крестьян, и волость заволновалась.

Затянувшаяся война привела к истощению экономики, сокращению посевов, недостатку рабочих рук, лошадей и инвентаря. Во многих местах крестьяне вынуждены были вместо хлеба есть жмыхи. В некоторых волостях крестьяне пекли хлеб из льняной муки, смешанной с картофелем. Такая пища вызывала сильные желудочные и головные боли. В общественных лавках продавали муку или какой - либо хлеб, по два - три фунта на человека, и опять жди неделю, а то и больше, писала газета 11 октября 1917 года (теперь она называлась «Голос народа»).

Следующий этап - коллективизация. К 1941 году в Будаевском сельском совете в 15 населенных пунктах было 6 колхозов, 290 хозяйств, в т.ч. 256 - колхозников, 11 - единоличников и 23 - рабочих и служащих.

Населенные пункты: - Верхнее Будаево и Мальцево, колхоз «8-е Марта», 39 хозяйств (24 и 15 соответственно), в т.ч. 36 - колхозников и 3 - рабочих и служащих; - Городище и с. Будаево - 4 хозяйства рабочих и служащих (1 и 3 соответственно).

Рабочие и служащие, по-видимому, считались работавшие в сельисполкоме, молокоприемном пункте и в школе.

В октябре 1941 года вокруг с. Будаево разгорелись оборонительные бои наших немногочисленных частей с наступавшей на Москву 4-й группой армий фашистской Германии.

По воспоминаниям старожилов, погибло много красноармейцев у дер. Орехово и дер. Фелисово, в 1,5 - 2 км от Будаева на запад. Позже сильные бои разгорелись восточнее Будаева, где в бой вступили подошедшие 18 и 19 отдельные танковые бригады. Но силы были неравные, и 12 октября 1941 года вся территория Гжатского района оказалась в немецкой оккупации, продолжавшейся до марта 1943 года.

В этот период в Будаеве располагался какой-то немецкий штаб, скорее всего штаб полка. На западной окраине деревни в капонирах, перекрытых накатником, стояло около 10 немецких танков. Остатки капониров сохранились до сего времени. Примерно в 1-1,5 км южнее и юго-западнее в лесу и сейчас можно найти остатки блиндажей, окопов и траншей. Севернее Будаево, в 800 - 900 м (почти у автомагистрали Москва-Минск) располагалось кладбище погибших немецких солдат, на которое однажды в 1942 году привезли около 70 трупов из-под Батюшкова.

По-видимому, здесь проходила вторая линия обороны, так как «передовая» была восточнее, за дер. Величково (дер. Ивники), и там располагались основные укрепления, в т.ч. железобетонные доты, сохранившиеся до сих пор у дер. Величково.

Сильных боев в марте 1943 г. у с. Будаево не было, так как немцы заранее начали планомерное отступление.
На день освобождения в колхозе «8-е Марта» осталось населения -32 чел.; 73 угнано в немецкую каторгу, 12 - умерло от голода, холода и болезней. Немецкими оккупантами уничтожено 19 домов колхозников, 54 свиньи, 230 овец, 1500 голов птицы, 188 цт ржи, 1900 цт картофеля, 10 колхозных лошадей, 2 сенокосилки и другой сельхозинвентарь. Осталось 37 домов колхозников, 4 коровы, других животных совершенно не осталось.

Севернее Будаева, метрах в 300-х от автомагистрали Москва-Минск стояла церковь, которая за годы оккупации была разграблена, сумма ущерба составила 331,8 тыс. руб. (больший ущерб был нанесен только Казанской церкви в г. Гжатске - 390,4 тыс. руб.). У церкви этой особая история.

Деревянный храм Рождества Христова до 1782 г. подчинялся Епископу Переславскому и Дмитровскому; одноименный каменный храм с приделом в честь Сретенья Господня сооружен на его месте в 1811 г. на средства статского советника Семена Афанасьевича Шестакова; в 1828 году устроен придел во имя Рождества Пресвятой Богородицы, а в 1891 году - придел во имя Святого великомученика Уара, в котором находилась древняя чтимая икона с его изображением.

По рассказам старожилов, церковь была великолепная, видна была издалека, приход был богатый. В 1946 году так и не восстановленная церковь была взорвана по распоряжению председателя сельского Совета, обломки разбиты на кирпичи для строек. Старинное кладбище при церкви сравняли с землей, через него проложили дорогу. В начале 90-х годов вдоль дороги пытались сделать кювет, при этом были выворочены масса костей и надгробных плит. Местные «кладоискатели» находили здесь старинные медные и даже серебряные монеты. Рядом с дорогой сохранилась могила последнего священника церкви, заросшая кустами сирени; крест на могиле периодически окрашивается его потомками до сего времени.

Описание храма с. Будаево и его причта приведены в книге А.Я. Иванова «Храмы и причты Гжатского уезда Смоленской губернии (XIX -начало XX века); в этой же книге имеется еще одно интересное сообщение: «г.5. с. Будаево - здесь 19 февраля 1889 года в семье Ивана Николаевича Сахарова (1849 - 1918, сына арзамасского священника) и Марии Петровны Домуховской (1862 - 1941, дочери Смоленского дворянина) родился Дмитрий Иванович Сахаров (1889 - 1961, впоследствии физик, автор популярного задачника по физике), отец всемирно известного ученого, изобретателя водородной бомбы, правозащитника Андрея Дмитриевича Сахарова».

Сам А.Д. Сахаров об отце пишет так: «Мой отец Дмитрий Иванович Сахаров ... родился 19 февраля ...1889 года в деревне Будаево Смоленской области, где у бабушки и дедушки был дом, оставшийся от бабушкиных родителей. В раннем детстве Митя (так звали папу в семье) почти все время жил в Будаеве».
Вышеизложенный факт требует документального подтверждения.

Послевоенное укрупнение территориально-административных единиц и колхозов коснулось и Будаевского сельского Совета. К нему были присоединены территории бывших Коробкинского, Петрецовского, части Столбовского и Батюшковского сельских Советов, и после укрупнения колхозов и совхозов к началу 60-х годов на землях Будаевского с/с располагались: совхоз «Величково» (ранее «Коммунарка»), колхоз «Путь к коммунизму» и часть колхоза им. Радищева. К началу 80-х годов земли колхоза им. Радищева отошли к Никольскому с/с, а немного позже колхоз «Путь к коммунизму» вошел в состав совхоза «Величково». И колхоз, и совхоз были на неплохом счету в вопросах производства различной сельхозпродукции, не пустовало ни клочка земли. В последние 10-15 лет в бывшем совхозе почти ничего нет, как после «литовского разорения» поля зарастают бурьяном и мелколесьем, распродана почти вся техника и сельхозинвентарь, разрушены животноводческие комплексы, мастерские, зерносушилки и зернохранилища. Имеющиеся несколько тракторов и автомашин используются для обработки огородов местных жителей, для заготовки дров зимой и для заготовки сена на продажу.

В с. Будаево до 1983-1985 года располагался исполком сельского Совета и сельская библиотека, которые затем были переведены в дер. Мальцево, где располагалась контора совхоза «Величково». До начала 90-х годов на южной окраине села был большой животноводческий комплекс. До начала 60-х годов работала пилорама, молокоприемный пункт. В 70-80-е годы в Будаевской восьмилетней школе училось до 180 детей, в настоящее время - только 33. В эти же годы в личных подсобных хозяйствах будаевских жителей было более 30 голов крупного рогатого скота, много овец, свиней, домашней птицы. Кроме нескольких овец и коз да двух десятков голов птицы сейчас ничего нет. Да и постоянных жителей осталось не более 15 человек, в основном старики; проживают они в 8 домах, в остальных 27 домах - дачники из Москвы и Гагарина, проживающие «наездами» в основном в теплое время года. Мясомолочные и другие продукты жители приобретают или в дер. Мальцево в магазинах, или в приезжающих несколько раз в неделю в деревню автомагазинах.

Зимой после непогоды дорога к селу бывает непроезжей, школьники, учителя и местные жители ходят по ней по колено, а то и по пояс в снегу.

В деревне Мальцево, где сейчас центр Будаевской сельской администрации и контора акционерного общества «Величково», работают два магазина, клуб, библиотека, медпункт; один раз в неделю работает отделение связи, почта доставляется по деревне «оказией». Общественная баня не работает более 12 лет, разрушена.

В связи с новыми реформами в административном делении в ближайшее время исчезнет и название Будаевской сельской администрации, и территория эта будет называться уже Мальцевское сельское поселение.

Вернуться к книге
СБОРНИК
История Гжатских деревень

Обсуждение

blog comments powered by Disqus