Гжатские крестьяне. Родословное исследование

Лободина Надежда, Москва

Исторически сложилось так, что генеалогия долгое время была уделом людей дворянского сословия. Следует отметить, что для них это была не прихоть, а насущная необходимость, связанная со сложными законами наследования имущества и правами на титул. Родословные древа и поколенные росписи у нас ассоциируются исключительно с гербами и длинной чередой титулованных предков. Многие забывают о том, что количество предков совершенно одинаково у всех, независимо от сословия и происхождения. Крестьянский род может быть не менее древним, чем, например, дворянский или купеческий.

Однако при исследовании крестьянской родословной всегда возникают трудности, связанные в первую очередь с тем, что жизнь простого крестьянина оставляла не так много документально зафиксированных следов. Вторым препятствием является плохая сохранность архивного фонда. По смоленской земле жестокой поступью прошлись войны, сметая не только людские жизни, но и документальные свидетельства о них. С уцелевшими дореволюционными документами можно ознакомиться в Государственном Архиве Смоленской области. Фонды ГАСО содержат документальные источники, начиная с 1708 и заканчивая 1917 годами. Основной массив материалов досоветского периода составляет свыше 375 тысяч единиц хранения.

Среди них можно выделить несколько видов документов, из которых возможно почерпнуть информацию о жизни крестьян. Во-первых, это церковные документы. К ним относятся метрические книги, куда приходским священником заносились сведения о рождениях, браках и смертях среди крестьян его прихода, современным аналогом которых являются актовые записи в ЗАГСах. Ежегодно священники составляли «исповедные ведомости», они так же содержат информацию о крестьянских семьях; интересным документом являются «брачные обыски» - церковные документы, оформлявшиеся перед заключением брака, содержащие информацию о семьях желающих вступить в брак и об отсутствии препятствий к этому браку.

Во-вторых, полезную при родословном исследовании информацию о крестьянах можно найти в разнообразных статистических, земельных и финансовых документах - подворных и сельскохозяйственных переписях, межевых книгах, документах воинского учета населения и в некоторых других источниках. Например, в Смоленском архиве по многим деревням Гжатского уезда сохранились подворные карточки Всеобщей сельскохозяйственной переписи, которая проводилась летом 1917 года. Из этой карточки помимо состава семьи и возраста ее членов, можно узнать о количестве принадлежащей семье земли, о наличных сельскохозяйственных орудиях и даже о количестве скота и домашней птицы.

Таким образом, начав с изучения метрических книг той церкви, к приходу которой относилась родная деревня прадедов, можно составить костяк родословного древа, а затем, используя другие, косвенные источники, дополнить его деталями, подробностями жизни прежних поколений.

Исследователя на его пути поджидает много препятствий. Иногда их можно обойти, для этого потребуется лишь время и терпение, а иногда они становятся непреодолимыми.

Например, существенно затормозить родословное исследование может тот факт, что крестьяне, жившие в Смоленской губернии и в Гжатском уезде в том числе, очень поздно получили официальные фамилии. В отличие от крестьян северных губерний или Урала, нередки случаи, когда гжатские крестьяне в 1910-х годах и даже позже обходятся без фамилий. Поэтому, даже найдя в нужной метрической книге запись о рождении у крестьянина Федора Ивановича сына Андрея, приходится пролистать книгу до конца, чтобы убедиться, что это именно тот Федор и тот Андрей. Поскольку имена довольно распространенные, а фамилии отсутствуют, надо быть внимательным, чтобы не пойти по ложному следу и не углубиться в исследование соседской родословной вместо своей собственной. Много хлопот может вызвать ситуация, когда в нужном уезде располагается несколько населенных пунктов с одинаковыми названиями. Нередки в документах ошибки и описки в именах-отчествах людей или в датах. Вся найденная информация требует тщательной сверки с другими источниками. Но это все решаемые проблемы.

Непреодолимое препятствие на пути исследователя - отсутствие необходимых архивных документов. К сожалению это относится и к Смоленскому архиву, и к архивам смоленских областных ЗАГСов, многие фонды которых были безвозвратно утрачены во время войны. Иногда, связанные с этим ситуации выглядят несколько абсурдно, - так довольно легко найдя в Архиве документы о рождении прадеда в конце XIX века, можно не найти в ЗАГСе документы о рождении деда в начале XX века. У Смоленского архива есть и современные проблемы - из-за отсутствия оборудованных помещений чуть ли не треть фондов находится в аварийном хранилище и не доступна для исследований. Именно по этой причине, если не произойдет позитивных перемен, у нас вряд ли будет возможность погрузиться в семейную историю глубже 1878 года. А это лишает нас одного из самых важных источников при генеалогических поисках - «ревизских сказок». При наличии этих документов можно было бы реально проследить историю семьи (при условии ее проживания на одном месте) до 1811-1815 годов.

В Гжатский уезд Смоленской губернии меня привело исследование родословной по материнской линии. Именно здесь в 1926 году в крестьянской семье в деревне Самково родилась моя бабушка, а в деревне Жихорево - дед. Эти населенные пункты послужили отправной точкой для родословного исследования. Благодаря рассказам родственников, удалось собрать некоторую, порой фрагментарную, информацию о прадеде и прабабке. Собранная по крупицам, она позволила перешагнуть значимую черту -1917 год, и погрузиться в дореволюционную историю.

Итак, мои предки - крестьяне Гжатского уезда....

Гжатский уезд в середине XIX века представлял собой типичный сельскохозяйственный регион, где преобладало крупное помещичье землевладение. Большую часть крестьянского населения составляли крепостные крестьяне, не оказались исключением и мои предки. В этой ситуации дополнительную информацию о них можно попробовать поискать в личных фондах помещиков, среди документов по управлению имением. Ведь управляющим вменялось в обязанности составление различной отчетной документации, зачастую весьма подробной.

Человек, по-настоящему увлеченный историей своей семьи, не остановится на составлении родословного древа. Ведь там, в большинстве своем, только имена и даты.

На определенном этапе исследований, как правило, возникает интерес не только к личности и судьбе предков, но и к тем местам, где они жили. Хочется представить и понять их образ жизни, их обычаи и нравы. Именно поэтому обращаешься к истории их родных сел и деревень, начинаешь искать тематическую литературу и дорогу в краеведческий музей. Я ее нашла и считаю, что мне очень повезло, потому что здесь, в Гагаринском музее, работают люди, которые готовы помочь советом, поделиться информацией, поддержать в поисках и с интересом выслушать о твоих маленьких открытиях.

На основании документов, полученных в Смоленском архиве, как в результате самостоятельных поисков, так и полученных в ответ на официальные запросы, мне удалось составить родословные древа четырех, связанных браками крестьянских семейств приблизительно до 60-х годов XIX века.

Мои предки - крестьяне Рогановы, Николаевы, Захаровы и Капленковы жили в деревнях Слобода и Воробьи, Самково, Жихорево и Красная, которые располагались в нескольких соседних волостях (Будаевской, Рождественской, Семеновской и Чальско-Дорской) в юго-восточной части Гжатского уезда. Думаю, такое компактное расселение объясняется тем, что мои предки брали в жены девушек из соседних деревень. Мой прадед Федор Роганов, из Старой Слободы, женился на крестьянской девушке Екатерине из деревни Воробьи. Ксения - невеста прадеда Николая Захарова, жившего в Жихорево, родом из деревни Красная. На старых картах хорошо видно, что эти деревни расположены очень близко друг от друга. А вот на современной карте, к сожалению, можно найти только два населенных пункта - деревню Старая Слобода и Самково, да и то их составляют почти сплошь новые дома. А как бы хотелось своими глазами увидеть старые избы, где жили предки, соприкоснуться с их бытом, проникнуться духом старины. Увы, сейчас это уже невозможно. Единственная возможность пролить свет на жизнь предков, сделать их образы более объемными и яркими - это книги и архивные документы. В надежде оживить прошлое, переворачиваешь сотни страниц, цепляясь глазами на знакомые названия сел и деревень, с упоением читаешь описания ремесел и промыслов, местных традиций и обрядов, думая и прикидывая в какой степени, все это относится к твоим предкам.

Я занялась поисками не так давно, поэтому не могу похвастаться, что составила цельную картину жизни своих предков, пока это только отдельные фрагменты.

Вот, например, мои предки Рогановы, что родом из Старой Слободы Будаевской волости занимались плотницким ремеслом. По документам удалось установить, что мой дед, прадед, прапрадед - были плотниками, это ремесло передавалось в нашей семье из поколения в поколение. Вроде бы пустяковая информация, но начинаешь испытывать неожиданную гордость, читая в Этнографических сведениях о жителях Гжатского уезда о том, что Буданы, т.е. плотники из соседних с селом Будаево деревень «главные в сем мастерстве в проворстве и ловкости. <... > Эти жители первые начали строить по реке Гжати барки со времени открытия по оной судоходства». В статистическом отчете о Смоленской губернии так же отмечено, что среди гжатских плотников особо выделялись Будаевцы. Славились будаевские плотники своим мастерством не только в гжатском уезде, но и за его пределами, именно они уже в первой половине XX века строили деревянные здания для знаменитого Центрального Аэрогидродинамического института в Москве. И неожиданно всплывают в памяти бабушкины рассказы, о том, что в их старой квартире вся-вся мебель - и столы, и кровати, и необыкновенно красивый комод, - были сделаны руками ее отца - потомственного будаевского плотника... В такие моменты зыбкая связь с прошлым, кажется особенно явственной и прочной.

Я не историк, я начинающий родовед, для меня история края состоит из множества историй его жителей. Количество людей занимающихся родословными исследованиями растет, и, возможно, через какое-то время история гжатских деревень предстанет перед нами под несколько необычным углом зрения, через историю ее жителей, но не просто случайных персонажей, а людей, связанных между собой кровными узами, через историю семьи.

Вернуться к книге
СБОРНИК
История Гжатских деревень

Обсуждение

blog comments powered by Disqus