Деревни Покров и Мишино

В.А. Кононов, консультант аналитического отдела
информационно-аналитического управления аппарата
Администрации Смоленской области (г. Смоленск)

Деревни Покров и Мишино, находящиеся в 20 километрах от Гагарина, разделяет небольшая речушка. Граница условная, и не только для приезжих, но и для самих жителей оба этих населенных пункта давно являются одним целым.

Некоторые данные по истории этих деревень содержатся в личном архиве И. И. Орловского (1869 - 1909), преподавателя Смоленского женского епархиального училища и известного историка-краеведа. На рубеже XIX -XX веков он рассылал письма сельским священнослужителям Смоленской губернии с просьбой дать краткое описание географии, истории и современного положения их приходов. Эти сведения в дальнейшем обрабатывались Орловским, описания многих сельских приходов вошли в его книгу «Краткая география Смоленской губернии» (1907), некоторые описания печатались в Смоленских епархиальных ведомостях, другие (в том числе, и анкета, заполненная священником Покровской церкви в 1903 году) так нигде и не были опубликованы. Сведения об истории образования в Михайловской волости, в которую входили села Покров и Мишино, можно найти также в отчетах губернского статистического комитета, в некоторых изданиях губернского земства и в работах активных деятелей земства (Ф. Ф. Шперк, М. В. Аксенов, Д. Н. Жбанков и др.)

Село Покров, по словам священника Покровской церкви В. Абрютина, древнее, «по преданию народному существовало во время войны Литовской... (очевидно, имеются в виду войны Московского государства с Великим княжеством Литовским 1507-1508 и 1512-1522 гг. - прим. авт.)»; находилось в «дремучих лесах, которых тогда было много в данной местности». До 1776 года село принадлежало к Можайскому уезду и к Переславской и Дмитриевской епархии. «Население прихода кроме духовных лиц исключительно крестьяне, исповедания православного, <...> раньше было много раскольников», - писал В. Абрютин. Основными занятиями жителей были земледелие, льноводство, а также садоводство и разведение пчел. Немногие занимались торговлей: «...едут в села на ярмарки и базары, где сбывают деревянную посуду». Интересны сведения священника Покровской церкви относительно уровня жизни прихожан: «раньше жили зажиточно, и Покров считался хлебным местом, но с шестидесятых годов (XIX в. - прим. авт.) приход обеднел. Теперь считается порядочным хозяином тот, у кого есть свои семена на посев ржи и овса. Причина сему: во-первых, семейные разделы, во-вторых, неурожай хлеба. Братья часто и при жизни родителей делятся, а по смерти - непременно, значит, в заработки ходить некому».

В селе имелась больница «с восемью кроватями, при ней врач, два фельдшера и акушерка». Вот как священник описывал нравы прихожан Покровской церкви: «Приход можно назвать религиозным: в воскресный день церковь полна молящихся», правда, «есть некоторые из пола мужчин, которые вовсе в церковь не ходят... Особых нравственных недостатков, кроме присущих простолюдинам - сквернословию и склонности к горячим напиткам, в приходе не замечается. К чести женского пола нужно сказать, что он ведет себя целомудренно. Отношение населения к школе сочувственное». Народное образование находилось в «отличном состоянии». На 24 селения волости с тремя тысячами жителей в 1903 году приходилось 4 школы (из которых 3 церковно-приходских и одна министерства народного просвещения) и две библиотеки (при министерской школе и при церкви). Кроме этого, еще шесть деревень и сел с населением около 700 человек нанимали своих учителей.

В середине XIX в. школа здесь была одна и имела статус церковноприходской. Храм, где она находилась, был устроен в XVII в. В первый раз его перестроили в 1728 г., второй - в 1871 г. Церковь была деревянной, на каменном фундаменте, через пристройки с двух сторон имела вид креста. Состояла из двух частей: «теплой, оштукатуренной» и «холодной, оклеенной внутри парусиной и окрашенной масляной краской зеленого цвета». Снаружи храм был обшит тесом, однако «ризницей не богат».

В церковно-приходской школе должны были изучаться чтение по славянской и гражданской печати, закон Божий, арифметика, русская история, русский язык, церковное пение. Однако, в связи с отсутствием квалифицированных учительских кадров, кроме закона Божьего и грамоты в школе с. Покров, ничего больше не преподавалось.

В 1860-х гг. при волостном правлении была открыта одноклассная народная начальная школа. В ней полный курс обучения составлял три года. Помимо закона Божьего, дети в такой школе уже в обязательном порядке изучали грамоту, чистописание, арифметику. С 1874 г. на ее основе было открыто двухклассное училище (два класса, первый из которых состоял из 3-х - 4-х отделений, второй - из 2-х отделений), срок обучения в которой составлял 5 лет, а программу дополнительно были включены «начатки истории», география, естествознание. В январе 1875 г., согласно Ведомости о состоянии народных школ в Смоленской губернии, в Мишинском двухклассном народном училище обучалось 42 мальчика и 10 девочек. Учебные занятия в школах (в церковно-приходской в том числе), как правило, проводились в период с 1-го сентября по 1 мая. Иногда учебный год начинался позже (с начала октября), что было вызвано работами детей на наделах своих родителей.

Церковно-приходские школы Михайловской волости содержалась на средства прихода. Народное двухклассное училище имело несколько источников финансирования: «народный», земский и частный.

В Михайловскую волость в конце XIX в. входило 46 селений, составлявших 20 «сельских обществ» (т. е. крестьянских общин): мишинское, соинское, колесниковское, родионовское, щекинское, вешковское, стариковское и т.д. Характерной чертой всех этих «обществ» данной волости являлось то, что уже в 1870-х гг. все крестьяне здесь были собственниками земли, на которой «сидели» (в других волостях Гжатского уезда часто встречались «оброчные» крестьяне). Всего земельных наделов в Михайловской волости было 1802; самая большая - соинская община (130 наделов), самая маленькая - родионовская (70 наделов). С каждого надела (кроме тех общин, которые нанимали своих учителей), вне зависимости от того, были ли здесь учащиеся школы или вообще дети школьного возраста (надо при этом заметить, что бездетных крестьянских семей попросту не было - так, в Гжатском уезде на 1900г. средний размер крестьянской семьи составлял 5 человек), «по приговору» взималась определенная сумма на содержание школы. В 1874/75 учебном году эта сумма составила 8,5 копеек с надела. Таким образом, крестьянские общины на обучение детей собирали около 150 рублей в год.

Жалование учителя в школе в это время составляло порядка 15 рублей за каждый учебный месяц (120 - 135 руб. в год). Видно, что одних только средств, собираемых от крестьян, на полноценное финансирование школы не хватало (необходимы были еще книги, канцелярские принадлежности, дрова, т.п.). Решать эту проблему должно было уездное земство, но именно в этом году по каким-то причинам, оно Мишинской школе ничего не выделило. Возможно, это было связано с утверждением в 1875 г. «Инструкции для двухклассных и одноклассных сельских училищ Министерства народного просвещения». В ней, в частности, говорилось, что 1/3 общей суммы затрат на содержание школы выплачивает непосредственно министерство просвещения. Земства могли превратно истолковать инструкцию в том смысле, что раз платит министерство, то их финансовая помощь школам больше не нужна. Однако данное положение распространялось лишь на школы, переданные министерству, Мишинская же школа станет министерской только в 1903 г. Так или иначе, ни от одного ведомства школа в 1874/75 учебном году материальной поддержки не получила.

По данным гжатского уездного исправника Григорьева, недостающие средства на содержание школы были выделены в виде единовременного пожертвования распорядителя школы «местного волостного старшины Ивана Иванова (50 руб.) и крестьянина с. Покрова Ивана Сергеевича Курочкина (100 руб.)». Крестьянин Курочкин после этого события стал почетным попечителем школы (в обязанности попечителя, избиравшегося на три месяца, входили «заботы о материальном благосостоянии заведения»). Периодически и другими частными лицами школе оказывалась материальная помощь («иногда дают бесплатно письменные принадлежности»).

В следующем, 1875/76 учебном году, количество учащихся народной школы увеличилось: обучались 74 мальчика и 9 девочек. Из них «приходящих» - 63, «живущих при школе» - 20. Соответственно было увеличено жалование учителя (Андрея Васина) до 20 рублей в учебный месяц; кроме того, введена должность помощника учителя (первым помощником стал Иван Шестериков «...из Смоленской духовной семинарии»). Содержание последнему - 10 руб. в учебный месяц. От Гжатского уездного земства школе в этом году было выделено 200 руб., «по приговору» собрано от крестьян 204 руб. 70 коп.

Говоря о жаловании учителя в мишинском народном двухклассном училище (а оно отличалось не только в разных уездах, но и в разных волостях одного уезда), необходимо соотнести эту заработную плату с ценами на товары. Фунт черного хлеба (409 г.) стоил в то время зависимости от сорта 3-6 коп., фунт говядины 6-30 коп., фунт осетрины 25-80 коп. Жалование учителя в данной школе было таким же, как заработная плата разнорабочего в Москве. К слову, официальное содержание священника (в это время им был Григорий Стефанов), составляло 144 руб. в год, дьякона - 54 руб. в год, псаломщика - 36 руб. в год.

Общий процент грамотности детей в возрасте от 7 до 16 лет в Гжатском уезде (по отношению ко всему количеству детей учебного возраста) в конце XIX в. составил: мальчиков - 51,2%; девочек - 18,9%. По сравнению с остальными уездами Смоленской губернии - уровень достаточно высокий. Уверенность крестьян в необходимости образования подкрепляла и близость Москвы: большая часть мальчиков, достигнув 14-летнего возраста, уходила туда в «отхожие промыслы», а предпочтение при приеме на работу отдавалось грамотным. Кстати, этим же объясняется и следующая тенденция: практически во всех школах Гжатского уезда, и, в том числе, в мишинской, почти полностью отсутствовали учащиеся мужского пола, которым было бы более 14 лет. Низкий же процент грамотности среди девочек объясняется, во-первых, патриархальностью русской крестьянской семьи и, во-вторых, тем обстоятельством, что девочки очень рано становились помощницами матери по хозяйству, причем с 12 лет и до замужества они были практически незаменимыми.

В 1903 г. Мишинское двухклассное народное училище было преобразовано в двухклассное Министерское начальное училище. Школа при приходе двумя годами раньше была преобразована в школу грамоты, находившуюся в ведении Святейшего синода. Это была школа «самого низшего типа», плохо организованная и ограничивающаяся преподаванием «низшей грамоты, счисления и закона божьего». Качество образования лучшим было в «светской» школе, так как, ко всему прочему, в школах грамоты чаще всего преподавали неквалифицированные учителя: «преподавателями (здесь - прим. авт.) состояли низшие члены причтов или лица, назначаемые приходским священником».

В Мишинском училище насчитывалось уже 6 отделений, продолжительность обучения составляла 6 лет. В 1915 г. в школе обучалось 167 человек (91 ученик и 76 учениц). Дополнительно преподавались пение, рисование, гимнастика. В школе проводились и внеклассные занятия: чтения ученических журналов, беседы по литературе, вечерние занятия. Соответственно вырос штат учителей: один учитель, две учительницы, один законоучитель, пение преподавал псаломщик Покровской церкви. Специальных условий для «приходящих» учеников не было: ночевали они прямо в помещении школы, не готовилось «горячих завтраков» - питались тем, что принесут сами.

Вернуться к книге
СБОРНИК
История Гжатских деревень

Обсуждение

blog comments powered by Disqus