Новые владельцы сельца Звездунова (к истории семьи Седовых)

Е.Н. Кожухова, А.Е. Лукьянова,
Историко-Родословное общество, г. Москва

Когда мы говорим о купечестве, вспоминаются ставшие хрестоматийными герои пьес А.Н.Островского, готовые в погоне за прибылью на любые неблаговидные поступки. Уже не один год мы занимаемся историей Клушино Воробьевской волости Гжатского уезда. В исследованиях различных сословий, будь то графы Каменские или богатые помещики Калачевские, их крепостные и дворовые, гжатские купцы или мещане, каждый раз возникала фамилия купцов Седовых. Члены семьи, как это бывает в реальной жизни, не укладываются в рамки «типичных представителей». Седовы занимали исключительное положение в уезде не по своему богатству, а по порядочности и авторитету, который имели в Гжатске. Конечно, кто-то мог оступиться, но это скорее исключение, а не правило для семьи.

Основным источником информации о Седовых является переписка братьев, обнаруженная нами в ЦИАМ (Центральный исторический архив г.Москвы). В шестидесятых годах в Гжатском земстве было совершено хищение огромной суммы денег. Практически все члены управы попали под следствие, председатель скрылся. К делу были привлечены не только земские деятели, но и близкие к ним люди. Письма Седовых являются частью документов, изъятых и приобщённых к судебному делу, продолжавшемуся около 20 лет. Думаем, что настоящие фигуранты дела успели привести свои бумаги «в порядок» - практически никаких документов от них не сохранилось, а сохранились только бумаги Седовых. Видимо, они себя виновными не считали, так как уничтожать переписку не стали. Она и легла в основу наших знаний о жизни семьи во 2-ой половине XIX века. В цитатах из писем сохранена орфография оригинала.

Итак, братьев было пять. Из текстов знаем имена четырех из них.

1. Алексей Алексеевич. Гжатский купец 2-ой гильдии, старший из братьев. Родился около 1815 г. Владеет сельцом Пьянково (местное произношение - Пьянкино), имеет недвижимость в Гжатске и Москве. Жена Татьяна Васильевна, может быть, не первая, так как у них есть взрослые дети, и, в то же время (сер.1860-х гг.) родится, а вскоре и умирает, сын. Алексей Алексеевич человек искренне верующий, бережет репутацию свою и домочадцев, очень по-родственному печется о прислуге, работающей у него в доме.
Детей у него много, мы знаем из писем не всех:
- Василий Алексеевич, женат в 1870 г.
- Сергей, женат в 1870 г. Его обучал и воспитывал дядя Федор Алексеевич в Санкт-Петербурге. Он образован, знает языки, играет на скрипке. Служит в Гжатской земской управе. Очень грамотно пишет.
2. Василий Алексеевич. Московский купец, живет в Москве, в Дорогомилове.
3. Иван Алексеевич. Живет в Юхнове. Вдовец с кучей детей. Очень скромен и справедлив. Братья к нему обращаются в спорных вопросах.
4. Федор Алексеевич. Хозяин кухмистерской в Санкт-Петербурге на Загородном проспекте у 5-ти углов. Богат. Жена Мария Ивановна. Есть взрослый сын Дмитрий Алексеевич (видимо, незаконный, отчество в таких случаях давали по крестному отцу).

У этих братьев есть дяди - Павел Алексеевич и Иван Алексеевич, из чего можно заключить, что отца звали, как и старшего сына, Алексеем Алексеевичем. Имя Алексей встречается в каждом поколении семьи Седовых. Есть бабушки: Елизавета Николаевна и Евдокия Федоровна, но к братьям они имеют неодинаковое отношение. Из этого можно сделать вывод, что у них были разные матери или отцы. Есть племянник Дмитрий Власов. Начало переписки самое идиллическое - все живут в любви, ездят в гости к друг другу.

Для понимания дальнейшего рассказа необходимо сделать небольшое отступление. Вокруг села Воробьево Гжатского уезда располагалась бывшая вотчина фельдмаршала графа Михаила Федотовича Каменского. В середине XIX века, именно в 1846 году, внуки фельдмаршала и вдова его старшего сына - театрала графа Сергея Михайловича - поделили доставшиеся им после смерти мужа и отца земли. Материальное положение семьи было уже настолько пошатнувшееся, что наследники вынуждены были закладывать и продавать эти земли. Двое из Каменских - Андрей и Федор - были душевно больны и находились под опекой. Сначала опекуншей Федора Сергеевича была его мать, а после ее смерти - купец второй гильдии Алексей Алексеевич Седов. В таком контексте мы впервые столкнулись с фамилией Седовых. В отличие от большинства купеческих фамилий XIX века Седовы общались преимущественно с представителями дворянского сословия. Алексей Алексеевич пользовался необыкновенным уважением всего уезда. Честность и твердость слова для него превыше всего. Алексей Алексеевич в курсе всех событий уезда, очень влиятелен. Ему верят на слово, продают имения со скидкой, как близкому, уважаемому человеку. Яркое тому подтверждение - опекунство над графом Федором Сергеевичем Каменским.

Еще один пример. В Гжатске квартировал 16-ый стрелковый батальон. Там служит поручик М.В.Яновский и живет в доме Алексея Алексеевича Седова. Яновский - родственник другого крупного деятеля земства, полковника в отставке Константина Николаевича Маслова. Маслов женат на вдове графа Андрея Сергеевича Каменского, хозяйке Курьянова - Екатерине Федоровне (урожденной Надервиль). Поручик Яновский растратил 8000 рублей из полковой кассы, выход один - ему нужна богатая невеста. Незаменимый человек Алексей Алексеевич находит ему блестящую партию - Надежду Васильевну, дочь Василия Петровича Маркова, владельца сельца Пышково, деревень Никишева и Андронова. Все счастливы, кроме тестя - Василия Петровича. Его выгоняют на улицу. Чувствуя свою ответственность за такого зятя, Алексей Алексеевич дает Маркову приют в своем доме в Пьянкине.

Обратимся снова к переписке братьев Федора и Алексея Седовых. Несмотря на пробелы в образовании, оба брата, несомненно, обладали литературным даром. Их письма рассказывают о событиях, нравах, быте того времени, доносят аромат эпохи.

Федор Алексеевич с юности жил в Санкт-Петербурге, где благодаря своему уму и деловым качествам создал значительное состояние. Каждое лето он гостил у брата в Пьянкине, называя пребывание там сладким сном. К концу 60-х годов у Федора Алексеевича меняется отношение к патриархальной жизни в доме брата. Он стремится сблизиться с соседями-дворянами, особенно с графами Николаем и Михаилом Сергеевичами Каменскими, пытается войти в их круг. Федор Алексеевич настойчиво стремился к покупке недвижимости в Гжатском уезде. 11 августа 1869 года он пишет Алексею Алексеевичу: «Если бы Вы знали, какая неограниченная душевная и сердечная приятность, что разлученная... семья начинает подвигаться к родимой стороне, где обитают прахи незабвенных родителей, родственников и друзей.». Состоятельный, предприимчивый и уважаемый в уезде человек, Алексей Алексеевич относился к своему младшему брату «вполне по-отечески». Он взял на себя многочисленные заботы, связанные с поиском и приобретением недвижимости. Он приобрел на имя брата полусело Воробьево, сельцо Звездуново, пустоши вокруг Воробьева, строевой лес и пр. При покупке Звездунова Алексей Алексеевич проявил недюженные коммерческие способности - устранил конкурентов, озаботился правильным и своевременным совершением купчей, составлением плана, внесением в срок денег. Соседи ему, безусловно, доверяли. Так, от Н.Н.Калачевского он получил доверенность на управление Звездуновым еще до официальной покупки. По просьбе брата Алексей Алексеевич занимался восстановлением этой пришедшей в упадок усадьбой. Он ежедневно бывал в Звездунове, следил за работами. Алексей Алексеевич поздравлял брата с удачным коммерческим предприятием, «с отличной покупкой, которая даст хорошую пользу», « копейку на копейку, да сверху грош». Но оказалось, Федор Алексеевич не собирался заниматься хозяйственной деятельностью. Он пытался вжиться в образ помещика дворянина, каким его себе представлял. Федор увлекается охотой и связанным с ней собаководством, такими «неприличными для коммерческих людей», по мнению Алексея Алексеевича. К тому же охота была лишь предлогом походов по окрестностям. А цель - посещение соседки, графини Каменской, жены Н.С.Каменского. Федор Алексеевич был в угаре от охватившего его чувства и готов на все ради одного ее ласкового взгляда. Жена графа Устинья Алексеевна была его вольноотпущенной дворовой. Нам трудно понять, что это была за графиня - крестьянка, но в уезде она пользовалась оглушительным успехом.

После пропажи казенных денег председатель земства граф Николай Сергеевич Каменский скрылся, а графиня оказалась в очень трудном материальном положении с кучей детей.

Федор Алексеевич приехал в то лето, чтобы расплатиться с братом за купленные имения (Алексей Алексеевич покупал земли на свои деньги, но на имя Федора). Однако расчет так и не был сделан. Видимо, много денег ушло у Федора Алексеевича на графиню, дела его пошатнулись. Он пошел на крайние меры и в какой-то момент вывез из Пьянкина не только свое имущество, но и очень многое из вещей Алексей Алексеевича. Приведем выдержку из письма старшего брата после этих событий:

«Ты приехал ко мне с делом, прожил более месяца. И не сказал ни одного слова о деле. Не сделал со мной счета... Деньги нужно отдать по расчету христианскому... Ты верно совершенно отвращен от кровного брата старшего. Я тебе был вполне отец.... Ты теперь сделался богатым... Ты дозволил себе сделать многое, пользоваться моим расположением. Я приказал отпереть все для того, что было твое взять. А вместо... забрали и мои вещи и увезли в Воробьево, ... обобрали. Чуть чего не хватишься - нету. ... Ни одной веревочки не оставили, увезли на графининых дрожках...
Я отдал тебе моего сына по твоей просьбе. А ты дозволяешь ему делать дерзости против ...отца. Ведь всех проклял и нас...<вверг> ... в воронку нового суда. ...Ты кричал «все твое», тащили кто, что хотел... чистый был 12-ый год».

Видимо, Алексей Алексеевич обратился за советом к брату Ивану в Юхнов и получил от него следующий ответ: «... отвечаю вам как брату на ваше письмо, из которого сколько мог понять и уразуметь поступок как первого равно и другого моих родных братьёв, я весьма удивился. Только одно скажу вам, братец, не в силах я подать моё мнение вам, при том же вам известны мои обстоятельства, я сам убит горем и моими недостатками. Так могу ли я иметь голос, который бы мог (нрзбр) между моими братьями. Я очень убежден, что вы не будете занимать у меня ум как руководствоваться делами, и надеюсь, друг другу не поддадитесь. Обидимый найдет себе вознаграждение. Вы сами писали брату, что сделали очень хорошо Вашим смирением. ... Одно только прискорбно, что вы обижены и сочувствую о том, как брат родной... будьте так добры уведомить меня, какие последствия происходят между вами с братом Федором Алексеевичем и где именно он находится...».

У Алексея Алексеевича было много детей. Они выросли настоящими образованными и культурными людьми. Его сыновья были офицерами. Это были настоящие интеллигенты. В семье любили музыку, играли на фортепиано и других музыкальных инструментах, пели.

После революции некоторые из Седовых остались на родине. Два брата преподавали в Долгиневской школе, их племянница - в Петропавловской. Безусловно, они несли культуру в массы, не побоимся этого штампа. Так, впервые в жизни крестьянские дети - ученики Долгиневской школы - услышали фортепиано, на котором играл их учитель Дмитрий Алексеевич Седов. Еще один их брат работал в Смоленске в системе народного образования.

Из материалов гжатской газеты «Красный организатор» от 21.10.1937 г. видно, что существовал хутор Седово. Так официально именовалось в то время сельцо Пьянкино (деревни там не было с XIX века).

Местные жители чаще называли его «Седовы сады». Старожилы в один голос говорят, что таких сортов яблок они нигде больше не видывали. Хозяева садов приглашали учеников помочь им собрать урожай, за что давали яблоки. Между Пьянкиным и деревней Кузьмино долго стоял один дом и карусель. До войны это было любимое место гуляний у молодежи. До сих пор видны остатки липовой аллеи и осколки кирпичей от фундаментов трех домов, принадлежавших братьям Седовым.

Дмитрий Алексеевич и его брат преподавали в Долгиневской школе, разводили пчел. Один из них жил неподалеку от Долгинева в деревне Кострово. Дмитрия Алексеевича арестовали прямо на уроке как участника заговора офицеров-белогвардейцев. Позже, во время войны его видели среди заключенных в Саратове. Считают, что он дожил до освобождения и жил в семье дочери.

По соседству с Воробьевым в деревне Быково жил ровесник и друг детей Алексей Алексеевич Седова - Петр Алексеевич Булахов. Он происходил из зажиточной старообрядческой семьи, владевшей мельницей. Когда ему было 20 лет, он отправился на работу в Москву. Как и многие юноши из этих мест, поступил на ткацкую фабрику. Петр Булахов, в отличие от большинства сверстников, много думал о смысле жизни, вере. Преодолевая страх, он пришел со своими вопросами к Л.Н.Толстому домой, затем увлекся его учением, стал последователем и доверенным лицом Льва Николаевича. Л.Н.Толстой называл его «нравственным гигантом». Своего единственного сына Булахов назвал в честь Учителя - Львом.

Нам посчастливилось быть знакомыми с внучкой Булахова - Еленой Львовной Никифоровой, жившей в селе Воробьево. К сожалению, 17 июня 2009 года ее не стало. Она была тоже истинно интеллигентным человеком, немногословна, всегда подтянута и доброжелательна, с большим чувством собственного достоинства, которое сумела сохранить, несмотря на все выпавшие на ее долю жизненные трудности. Елена Львовна рассказывала, как Седов (я думаю, что это был Дмитрий Алексеевич) приезжал к ее дедушке в начале тридцатых годов XX века, они сидели в саду за самоваром и беседовали. Какие это были удивительные люди!

При детях никаких «трудных» тем не обсуждали. А этих тем хватало. Сын «кулака» и бывшего владельца мельницы - Лев Петрович Булахов - бежал из дома, чтобы сохранить свою жизнь. Сам Петр Алексеевич все время находился в очень опасном положении. И вот 21.10.1935 г. в Смоленской газете «Рабочий путь» появляется статья о Булахове и с его воспоминаниями о Л.Н.Толстом. Автор - Мария Седова. Текст мы обнаружили в рукописном отделе Российской национальной библиотеки. Номер газеты не сохранился. По нашей просьбе в архиве газеты пытались найти хоть какие-то сведения об авторе, но ничего не нашли. Анализируя статью, мы пришли к выводу, что написать мог только уроженец этих мест, близкий к Булаховым, так как «толстоведы» потеряли из вида Петра Алексеевича еще до революции. Текст был своевременным, как сейчас бы сказали «заказным», своего рода охранная грамота. Одна из основных тем - «зеркало русской революции» ценило и дарило своей дружбой товарища Булахова. Благодаря этой вновь найденной статье, сегодняшние исследователи жизни и творчества Л.Н.Толстого получили возможность открыть новые грани личности великого писателя.

В результате дальнейших исследований оказалось, что у сына Алексей Алексеевича - Михаила Алексеевича - была дочь Мария. Видимо, она и является автором статьи. Мария Михайловна была учительницей в деревне Акатово до 1941 г.

В Гжатске и сейчас живут потомки Алексея Алексеевича Седова, только носят другие фамилии. Они люди творческие и трудолюбивые, настоящие патриоты. Один из них - художник Владимир Иванович Фомичев, родной племянник той Марии Михайловны Седовой, которая написала статью в 1935 г. еще будучи учеником 7 класса, участвуя в школьном кружке юных натуралистов. Все знают, какие разрушения принесла война в Гжатск и его окрестности. И вот Володя под руководством учителя начал выращивать саженцы яблонь из семечек, потом прививать эти саженцы, а потом дарить колхозам. Его руками выращено более 10000 саженцев. За это Владимир был награжден медалью ВСНХ. Эти деревца стали основой послевоенных садов в окрестности города, например в деревне Ашково.

Вернуться к книге
СБОРНИК
Гжатское купечество и его роль в социально-экономическом развитии России

Обсуждение

blog comments powered by Disqus