Купцы Шапошниковы и хозяйственно-бытовой уклад села Родоманово

А. А. Вишнякова, ветеран труда, краевед,
д. Родоманово Гагаринского района

Помещики Шапошниковы были хозяйственными и предприимчивыми. Кроме того, что они владели лучшими землями, 1500 га, и на этих землях производили большое количество зерна, кормовых культур, у них было большое мясомолочное хозяйство. Свыше 300 голов крупного рогатого скота, 100-150 голов свиней и около 180 лошадей.

На местном сырье у них работал завод по производству спирта-сырца, завод по производству льняного масла, из которого делалась олифа, завод по производству Голландского и Швейцарского сыра, завод по производству животного масла, паровая мельница, которая обслуживала все население окружающих деревень, и завод по производству кирпича различного назначения.

Такое хозяйство давало, несомненно, большие доходы, так как издержки производства были невелики. Хозяйство было оснащено новейшими машинами того времени. Имелось четыре паровых двигателя на мельнице, маслобойне, на сыроваренном заводе, в риге на молотилке. Много было сельскохозяйственных машин, среди них несколько сноповязалок и жнеек фирмы «Маккормик», «Деринг», несколько десятков сенокосилок тех же иностранных фирм. Много пароконных плугов, дисковых борон и борон зигзагов, конных грабель, сеялки рядовые и простые, молотилки, сортировки, веялки.

Все эти с/х машины работали на конной тяге, за исключением молотилок. Для перевозок сена, снопов был большой парк транспортных средств: фур с высокими решетчатыми бортами, а для вывоза навоза и удобрений на поля были специальные повозки с отлогими бортами, для зимних перевозок имелось около 50 саней-розвальней.

Упряжь и сбруя находились на конюшне в полной исправности, для каждой лошади своя, хорошо подогнанная по лошади.

В хозяйстве применялась восьмипольная система севооборота и строгая система чередования культур. Широко применялось травосеяние (клевер, тимофеевка, вика с овсом). Поля ежегодно обильно удобрялись навозом, так как этого удобрения было много, потому что и скота было много. Была хорошо продумана система увлажнения полей строительством прудов и водоемов. Все эти пруды существуют в настоящее время, но, к сожалению, находятся в запущенном состоянии. Вырыты они были в начале нашего века. Заводской пруд, Шумиловский пруд, Плотина, Мелиховский пруд - все они были построены на истоках лощин и перекрыты насыпями. Существуют и «кирпичные» пруды, которые были вырыты при добыче глины для кирпичного завода, а пруд в центре совхоза вырыт для водопоя скота при возвращении его с пастбища. Было много мелких прудов хозяйственного назначения, от которых остались теперь жалкие остатки. Эта система достаточно увлажняла поля имения.

Питьевая вода добывалась из нескольких колодцев, которые размещались в различных местах имения: у барского дома, у конюшни, у скотного двора, у сыроварни, у спальни, где жили рабочие, у свинарника, у дойки, где жили доярки. Были и полевые колодцы. Один из них цел и в настоящее время (там, где сейчас расположен свинарник). Позже при строительстве каменной конюшни был построен водопровод. Скважина артезианского колодца была недалеко от центрального пруда и конюшни (там, где находился магазин).

В хозяйстве имелось здание-сарай, называемое водокачкой. Водонапорная башня с бассейном была на чердаке конюшни. Вода подавалась по подъемным трубам на барский дом, сыроварню, в спальню, барскую баню, скотный двор. На водокачке стоял поршневой всасывающий насос, приводимый в движение конной тягой, т.е. лошадьми, ходившими по кругу с приводом и жесткой передачей «нашкив», как это делалось у молотилок с конным приводом.

Достопримечательностью имения были зеленые насаждения, от которых сейчас остались жалкие остатки - березки в барском саду да липовая аллея, идущая от барского дома до скотного двора.
Зеленых насаждений было много, и эти насаждения были посажены не столько для украшения имения, сколько для защиты садов и строений от холодных ветров зимой. С северной и восточной стороны имения перед садом стояли березки, прикрывая сад от ветров с севера до водосливной канавы и нового пруда. Были березки и вдоль заводского пруда, стояли они от завода до конца пруда в направлении к Мелихову.

С северо-запада имение прикрывал небольшой лесок - «Сосонник», с вековыми соснами и березами, а с юга и запада имение прикрывали березки, посаженные в несколько рядов у сарая, у скотного двора и конюшни. В имении были фруктово-ягодные сады. До настоящего времени сохранилась часть деревьев липовой аллеи около старой школы, а также «Винокуров» сад, где сейчас расположен Сельский совет и сад барский, от которого остались березки, заросшие травой и чем угодно. Сейчас там построена новая школа.

В те времена барский сад был красив и в летнее время служил местом гуляний для молодежи всех окружающих деревень.

Перед барским домом в саду росли столетние огромные дубы, вязы, серебристые тополи, клены, липы. Эти деревья окружали танцевальную площадку и беседку, искусно отделанную каким-то неизвестным мастером-резчиком по дереву. Беседка была очень красива. Благодаря кружевной резьбе и узорам, она казалась каким-то нежным, воздушным созданием. Выкрашена она была в бледно-голубой цвет. Сад был огорожен со всех сторон тесовым частоколом, а у входа была красивая арка. С левой стороны от арки лежал огромный камень - гранит весом в 2-3 тонны, на котором можно было сидеть. Вокруг танцевальной площадки были лавочки со спинками и без спинок.

Там, где сейчас плотина, был довольно чистый водоем, на котором была барская купальня. На сваях была выстроена избушка. В этой избушке раздевались и одевались купающиеся, а для прохода в купальню были сделаны мостики- трапы.

Для хранения кормов были выстроены четыре огромных сарая, где хранилось сено. Сараи были добротно построены, покрытые дранкой с бревенчатыми стенами. Каждый из сараев имел четыре подъезда с тесовыми воротами. Для этой же цели построено и каменное хранилище для сена - «шоха», крытое железом, но без стен (в настоящее время «шоха» в стадии разрушения), «рига» для обмолота, и зерносушилка.

В районе Мартынцева была еще одна «шоха» для хранения сена, но деревянная. Готовая продукция хранилась в амбарах и подвалах, построенных из камня и бетона. Имелась и «солодовня» - там хранилась квашеная капуста в бетонных чанах. Там же хранился картофель и другие овощи. На этом месте сейчас механическая станция. Имелся подвал для хранения сыра и масла. Он находился между «дойней» и Винокуровым домом. Его сейчас не существует.

Кроме того, был подвал для хранения молока, сливок и других молочных продуктов. Он цел и сейчас находится рядом со зданием Сельсовета. Были также «княжеский амбар» для хранения зерна, старая конюшня, склад для хранения кормов (овса, жмыха, гороха и пр.)

Кроме того, имелся подвал для хранения мяса и мясных продуктов около барского дома. Был склад для хранения спирта, где находился огромный бак-цистерна, емкостью в несколько сотен тонн. Позднее фрагменты этого бака находились на старом скотном дворе (который сейчас сносится). При перестройке скотного двора в 1927 году был построен водопровод и сохранившуюся часть бака выделили для устройства водопровода скотного двора.

Склад для хранения спирта находился недалеко от завода, там, где сейчас кузнеца, но немного выше. От него остался еле заметный котлован.

Склад для хранения различных хозяйственных вещей стоял против конюшни за водосливной канавой, недалеко от барского дома. Сараи для хранения сельскохозяйственных машин стояли рядом против центрального пруда.

Помещики Шапошниковы были удалены из имения сразу, как только вступил в силу Декрет о земле, принятый 2-м съездом Советов. Имение помещиком было сдано в хорошем состоянии.

У заводского пруда на насыпи находилась «Кузня». Постройка небольшая, но любимая мальчишками. Мальчишек всегда тянуло к этой кузнице, как магнитом. Кузнец, Никита Изотович, не прогонял нас и даже был доволен нашему появлению. Он усаживал нас на порожек, приветствовал какой-либо поговоркой, вроде: «Я думал, свежи, а это все те же».

Если кто-то из взрослых осведомлялся о том, как идут дела, то Никита Изотович отвечал: «Как у Гужона, только дым пожиже, да труба пониже», намекая на завод Гужона в Москве, ныне завод «Серп и Молот».

Во время работы, если молотобоец зазевался и подавал еще не разогретую до нужного накала подковку, то Никита Изотович не сердился, а отшучивался поговоркой: «Шла - играла, в камышах застряла. Клади-ка ты ее обратно туда, откуда она пришла».

Мы, ребятишки, ждали, когда Никита Изотович позволит нам покачать меха у горна или покрутить точильный камень, или отвести подкованную лошадь на конюшню к деду Левону и привести оттуда тех лошадей, которых надо было перековывать. Такая работа нам была лучшим вознаграждением, мы старались выполнить ее с большим усердием.
Из старых сломанных кос Никита Изотович делал отличные складные ножички. Каждому из нас он дарил ножички перед началом учебного года для починки карандашей. Случалось, кто-то из нас терял этот драгоценный подарок. Об этом Никита Изотович догадывался сразу по нашим лицам и тут же рассеивал наше уныние. Из старой кожаной сумки он доставал новый ножичек и дарил тому, у кого случалась беда.

Охотно выполнял Никита Изотович и комсомольские заказы. В тот год, когда комсомольцы оборудовали спортплощадку, он отковал все болты и крючья для спортивных снарядов, кольца, крепления и шарнирное устройство для качелей «гигантские шаги». Любил он и нашу песню «Мы кузнецы».

Вернуться к книге
СБОРНИК
Гжатское купечество и его роль в социально-экономическом развитии России

Обсуждение

blog comments powered by Disqus