История гжатской семьи Яковлевых-Спиридоновых

А.Н. Щагин, советник президента Центра национальной славы
и Фонда Святого Всехвального апостола Андрея Первозванного, г. Москва

История семьи крестьян-предпринимателей Яковлевых из деревни Мехи (просуществовавшей до середины 50-х годов XX века недалеко от юго-западной окраины Гжатска) Колокольнинской волости и Спиридоновых (деревни Клушино и Сокорово Воробьевской волости) была типичной для крестьянских семей Гжатского уезда на рубеже XIX-XX веков. Будучи предприимчивым человеком, молодой крестьянин Александр Яковлевич Яковлев (1868 - 1918 гг.), познакомившись на Казанской ярмарке в Гжатске, взял в жены крестьянку Спиридонову Ксению Федоровну (1870 -1945 гг.) и, начав самостоятельную жизнь, занялся довольно типичным для своего города делом: организовал небольшой трактир и постоялый двор при нем. Его дела шли уверенно, и это дало ему возможность вскоре приобрести участок земли и, в дальнейшем, построить собственный двухэтажный (первый этаж каменный, второй деревянный) дом по адресу: 1-ая Калужская улица, дом № 41 (не сохранился).

Яковлевых вполне можно было отнести к числу «капиталистых» крестьян (так называли в Российской Империи со второй половины XVIII века предпринимателей, появившихся в результате процесса расслоения крепостного крестьянства). Эти представители крестьянства своей предприимчивостью и деловой хваткой уверенно занимали свою нишу в масштабе своих губернских и уездных городов. В деле Александра Яковлевича было задействовано около 30 наемных рабочих, занимавшихся обслуживанием трактира, кинотеатра и постоялого двора, имевших общее название «Аврора».

Сам Александр Яковлевич о делах со своими домочадцами говорил мало, предпочитая в свободное время заниматься воспитанием детей, которых безмерно любил. После свадьбы, состоявшейся в 1886 году в Гжатске, в их семье в течение 13 лет не было детей. И только в 1899 году родилась первая дочь Вера, в 1901 году появилась Мария, в 1903 году - Елизавета, а в 1905 году - и долгожданный наследник Николай. Любимец семьи Николай, к сожалению, прожил всего 4 с половиной года. Катаясь на санках с берега Гжати, он по недосмотру няни-воспитательницы провалился в полынью. Няня никому об этом происшествии не сказала, и сама пыталась согреть его народными средствами (натираниями и отварами). В результате Николай получил воспаление легких и в феврале 1910 года умер. Кстати говоря, в семье бытовала старая деревенская традиция выставлять в ночь на Рождество во дворе деревянные поленья по порядку и числу родившихся детей, а также всех членов семьи. Если на утро все поленья оставались стоять, то наступающий год должен был быть счастливым и удачным для всех. Но утром на Рождество 1910 года Александр Яковлевич, встревоженный и озадаченный, вернулся с улицы домой и сказал жене, что, видимо, неудачно поставил полено Николая, и оно упало. Примета сбылась, семья потеряла наследника по мужской линии. Больше детей у них не было. Николай был похоронен на кладбище у храма в честь Вознесения Господня (за железнодорожным вокзалом), его могила не сохранилась.

Все дочери Александра Яковлевича поступили учиться в Александровскую женскую гимназию Гжатска, но не успели окончить её из-за большевистского переворота 1917 года.

Дом семьи по внутреннему убранству относился к категории средних, но преуспевающих мещан, мебель была деревянной, удобной и для того периода модной. До недавнего времени и прихода в негодность в семье хранились венские и драпированные стулья, сохранился письменный прибор из мрамора, ящик для денег и несколько золотых украшений, включая нательный крест.

Особое, трепетное отношение у Александра Яковлевича было к фотографии. Он, по отзывам дочерей, хотел, чтобы все семейные события были зафиксированы на память. К настоящему времени сохранилось 26 фотографий, все копии которых находятся в Краеведческом музее с запиской об истории семьи и пояснительными надписями ко всем фотографиям, а также копия свидетельства о крещении средней дочери Марии. После октябрьского переворота в начале 1918 года известный в городе разбойник (к сожалению, не сохранилась в памяти его фамилия, но который был хорошо известен в округе), прикрываясь «мандатом доверия народа» ворвался в дом с подельниками, занялся грабежом и, встретив сопротивление Александра Яковлевича, с помощью подручных выволок его из дома. В течение нескольких дней Ксения Федоровна ничего не знала о судьбе мужа, а потом случайно увидела повозку, проезжавшую под окнами своего дома, где находились тела замученных жителей Гжатска, среди которых она безошибочно узнала Александра Яковлевича. Все злодейски убитые были похоронены в братской могиле в овраге за кладбищем храма в честь Вознесения Господня, могила не сохранилась.

Через несколько дней по совету знакомых Ксения Федоровна, собрав наспех пожитки, бросив дом, трактир, кинотеатр и все нажитое, вместе с тремя дочерьми навсегда покинула Гжатск и выехала к своим дальним родственникам в поселок Голицыно (Звенигородского уезда - ныне город Одинцовского района Московской области). Родственники временно приютили беженцев, а потом Ксения Федоровна проживала у своих дочерей, воспитывая внуков. Она тихо скончалась в ночь на 18 марта 1945 года и была похоронена на Маловяземском кладбище.

В газете «Известия Гжатского совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов» №16 от 26 февраля 1919 года был опубликован список по распределению муниципальных домов, где был указан дом № 41 (первой категории), бывшим хозяином которого являлся Яковлев.

Старшая дочь Вера всю жизнь прожила в Голицыно, у неё родились трое детей, двое из которых и сейчас по-прежнему живут в её доме. Средняя сестра Мария и младшая Елизавета всю трудовую жизнь проработали в «Аэрофлоте» и на железной дороге, а их дети, в свою очередь, также работали в гражданской авиации. Мария проживала в Москве и похоронена на Химкинском кладбище, а Елизавета - в Голицыне, похоронена на Покровском кладбище.

Вернуться к книге
СБОРНИК
Гжатское купечество и его роль в социально-экономическом развитии России

Обсуждение

blog comments powered by Disqus