Гжатские клады

В.И. Галанов, научный сотрудник исторического отдела
ОГУК «Смоленский государственный музей-заповедник», г. Смоленск

Древняя Смоленщина изобилует кладами. С того времени, как их стали фиксировать, найдена не одна сотня укрытых сокровищ. Хранит их и земля купеческого Гжатска. К большому сожалению, не все они попали в музеи, не все сохранились в своем первоначальном составе. Сегодня я хочу ввести в научный оборот информацию только о двух денежных кладах, найденных в самом городе Гагарине (Гжатске). В процессе рассмотрения истории этих кладов, их состава, я попытаюсь определить принадлежность каждого из них представителю одного из городских сословий того времени и, в первую очередь, гжатскому купечеству.

В Смоленском государственном музее-заповеднике вот уже почти двадцать пять лет, с сентября 1985 года, хранится замечательный клад серебряных монет первой половины XVIII века (СМЗ КП № 27553/1-162). Из регистрационных документов этого клада (Книга поступлений, Коллекционная опись), воспоминаний сотрудников, принимавших этот клад {Искренне благодарю ст. научного сотрудника отдела фондов Валентину Ивановну Склеенову за ценную информацию о находке клада и его поступлении в музей. Особая признательность за проделанную ей же очень объемную и серьезную работу по его документированию, чистке и атрибуции, что значительно облегчило изучение клада.}, известно, что он был «найден 5 августа 1985 г. в г. Гагарине во время проведения земляных работ экскаваторщиком Управления механизации № 3 треста «Смоленск-спецстроймеханизация» товарищем Моисеенковым Иваном Дмитриевичем» {Из Коллекционной описи № 2 от 21 апреля 1989 года.}. Далее идет неприятная, но очень характерная фраза, отражающая судьбу многих кладовых комплексов. А именно: «Клад сдан не полностью». Дело в том, что большое количество монет было похищено на месте находки местными жителями и студентами туркменского линейного отряда {В апреле 1978 г. ЦК ВЛКСМ принял постановление, в котором г. Гагарин был объявлен Всесоюзной студенческой ударной комсомольской стройкой. Здесь стали постоянно работать ударные комсомольско-молодежные отряды, сменявшие друг друга каждые два месяца.}, а 79 штук утрачены в процессе доставки 241-й монеты в отделение милиции и городской финотдел. Наконец, по акту от 10 сентября 1985 года в областной музей было передано 162 монеты.

Такое подробное знакомство с историей находки клада необходимо для понимания дальнейшей работы по его реконструкции. Анализ собранной информации позволяет с определенной степенью достоверности говорить о нескольких сотнях (в пределах 500 штук) монет изначально сокрытых в земле Гжатской пристани {Название г. Гжатска до 1776 года.}. Для последовавшего после находки изучения кладового комплекса очень важны любые детали. К сожалению, из документов не ясно, на какой глубине был найден, в какой упаковке или емкости содержался наш клад, были ли в нем другие предметы или документы, проливающие свет на тайну его сокрытия.

Рассмотрим подробнее имеющуюся в наличии часть клада, то есть 162 монеты. Среди них монет рублевого достоинства - 111 штук, а остальные - полтины (51шт.). То, что клад состоит из монет только крупных номиналов, дает основание считать его специальным накопительным, длительного хранения. Это подтверждается и тем, что в составе клада собраны монеты 25-летнего периода их чеканки (1718 - 1743). За это время в Российской империи сменилось шесть правителей. Портреты всех (исключая царя-младенца Иоанна Антоновича, монет которого нет в кладе) выбиты на кладовых монетах рублевого достоинства. Видеоряд этих монет, собранных вместе, впечатляет.

Количественный и содержательный состав клада выглядит следующим образом:
- монеты правления Петра I (1689 - 1725) - 15 экз., в том числе 6 рублей и 9 полтин;
- монеты правления Екатерины I (1725 - 1727) - 6 экз., в том числе 4 рубля и 2 полтины;
- монеты правления Петра II (1727 - 1730) - 4 экз., в том числе 4 рубля;
- монеты правления Анны Иоанновны (1730 - 1740) - 100 экз., в том числе 69 рублей и 31 полтина;
- монеты правления Елизаветы Петровны (1741 - 1761) - 37 экз., в том числе 28 рублей и 9 полтин.

Не углубляясь далее в чисто нумизматический аспект клада, тем не менее, отметим, что все перечисленные монеты достаточно редки, в хорошей сохранности и представляют большой интерес для отдельного исследования.

Общая сумма части клада, которая хранится в фондах музея, - 136 с половиной рублей. Это очень большие деньги для того времени. Чтобы в этом убедиться, достаточно напомнить, что в первой трети XVIII века пуд ржаной муки стоил 6 - 7 копеек, воз сена 11 копеек, плата поденщика составляла лишь 3 копейки, а лошадь можно было купить за 2 рубля с полтиной {Екатеринбургский Монетный Двор. - Календарь на 2002 год. Урало-Сибирский Банк социального развития, 2002. Свердловский Областной краеведческий музей. Семенов В.Б., Попов А.И., Зайцев Г.В.}.

К тому же не будем забывать, что это примерно треть первичного состава расхищенного клада, следовательно, можно предположить, что общая сумма спрятанных денег составляла 400 - 500 рублей. Такой суммой мог владеть только богатый человек того времени. Общеизвестно, что именно купцы были наиболее зажиточной частью населения городов. Таким образом, с большой долей уверенности можно утверждать, что владельцем клада был один из купцов Гжатской пристани.

Время сокрытия клада, являющееся одной из важных составляющих его характеристики, в нашем случае определяется достаточно уверенно. Это первые годы правления императрицы Елизаветы Петровны - дочери Петра I. Основанием для такого утверждения служат младшие монеты клада, рубли и полтины, датированные 1743 годом. Именно они определяют нижнюю дату клада, т.е. дату, ранее которой он физически не мог попасть в землю. Однако, установив примерное время появления клада, мы не можем однозначно определить причину его создания.

Как правило, клады - следствие войн или других чрезвычайных обстоятельств. Предчувствие опасности или грядущая неизвестность толкают людей на сокрытие накопленных ценностей. Но наш случай, скорее всего, иного рода, так как никаких войн или других событий, способствовавших созданию кладов в этот период, на смоленской земле не было. Положить накопленные деньги в банк не представлялось возможным по причине их отсутствия. Банковская система России еще только формировалась. Купеческий банк был учрежден указом императрицы Елизаветы Петровны только 13 мая 1754 года. Исходя из выше сказанного, логично предположить, что исследуемый клад мог быть купеческой казной, которая хранилась в доме или на подворье. А естественная или трагическая смерть хозяина унесла с собой тайну клада, и он оказался невостребованным.

Второй клад, который мы рассмотрим, был также найден в земле города Гагарина. Обстоятельства его обнаружения схожи с находкой первого клада.

4 октября 2005 года на улице Ленина между домами № 13 и № 15, в ходе земляных работ по ремонту поврежденного кабеля, экскаваторщиком Николаем Владимировичем Ивановым и контролировавшим его работу заместителем директора музея по АХЧ Александром Евгеньевичем Болдыревым был найден клад серебряных монет. Именно последнее обстоятельство (присутствие работника музея) спасло содержимое клада от стихийного расхищения, и он, минуя все инстанции, попал непосредственно в фонды СОГУК «Объединенный мемориальный музей Ю.А.Гагарина», где и хранится (ММГ/К4252/1-281). Для объективности все же отметим, что небольшое количество монет не попало в музей, а досталось случайным свидетелям находки. Остается надеяться, что в их числе не оказалось монет, которые могли бы повлиять на наши дальнейшие рассуждения и выводы.

Со слов очевидцев, на месте находки были обнаружены фрагменты истлевшей (обгоревшей) ткани и черепки от рассыпавшейся кубышки, в которой, надо полагать, и хранился клад.

Основную массу кладового комплекса составляют монеты периода правления последнего императора Российской империи Николая II (1894 - 1917). Из 281-й монеты клада их 95%. Единичные экземпляры монет Екатерины II, Николая I, Александра II и Александра III, имеющиеся в кладе, - случайные вложения. Однако, они очень могут помочь в установлении личности хозяина клада и мы о них еще вспомним.

В отличие от первого, этот клад следует отнести к кладам чрезвычайных обстоятельств. Подтверждением тому является нижняя дата клада - 1915 год (младшая монета - 15 копеек 1915 года). В это время, как мы знаем, Россия активно участвует в I Мировой войне. В связи с этим её денежная система нарушена. Уже 27 июля 1914 года, вслед за объявлением войны, был принят закон «О некоторых мерах финансового характера ввиду обстоятельств военного времени». Закон ликвидировал свободный обмен бумажных денежных знаков на золото, и оно первым исчезло из денежного оборота. Следующим стало серебро, в 1915 году население активно прятало серебряные монеты. Причем отмечено, что в начале из денежного оборота исчезло крупное серебро, а потом и билонная мелочь {Билонная монета (от франц. Billon - низкопробный сплав) - разменная монета, дополняющая основные действующие деньги. В нашем случае монеты номиналом 10, 15, 20 копеек из сплава серебра 500 пробы.}. В нашем кладе эта мелочь составляет 22,4%, что никак не отнесешь к случайным вложениям. Таким образом, можно считать, что клад был заложен с целью сохранения накопленных денежных средств в годы мировой войны и последующих революционных событий.

Общая сумма спрятанных денег составила 181 рубль 65 копеек.

По меркам предвоенного времени это - солидный капитал для простого обывателя, но только не для купца или серьезного предпринимателя. Для убедительности и наглядности приведем цены того времени. Так, пуд ржаной муки в 1913 году в Москве стоил 1 рубль 25 копеек, фунт говядины 1 сорта отдавали за 24 копейки, а свежая севрюга стоила в два раза дороже мяса - 48 копеек (за фунт) {Статистический ежегодник города Москвы. Выпуск 4-й 1911 - 1913. М., 1916. С. 170 - 173 (А.П. Корелин)}. Сено в 1911 - 1915 гг. (в нечерноземной зоне) стоило в среднем 45 копеек за пуд. Цена рабочей лошади, в этой же зоне, была 79 рублей {Сборник статистико-экономических сведений по сельскому хозяйству России и иностранных государств. Пг. 1917. С. 402 - 405, 502 - 511 (А.М. Анфимов)}.

Легко сравнить эти цены и сумму второго клада с денежным выражением первого клада и его покупательной возможностью. Если на деньги сохранившейся части первого клада можно было купить табун лошадей, более 50 голов, то во втором случае только две лошади. Эти сравнения можно продолжить.

Так чей же клад попал в городской музей? Сегодня, владея имеющейся информацией, однозначно ответить на этот вопрос нельзя. Вместе с тем, учитывая место находки клада, а это центр города, район нескольких церквей, а также сведения о проживании вблизи них священнослужителей, можно предположить, что клад этот - церковный.

Возможно, это часть казны одной из церквей, накопленной с подаяний прихожан. Наличие в этом кладе мелкой серебряной монеты, а также монет ранних выпусков, лишь подтверждает этот вывод. К тому же все монеты этого клада (в отличие от первого) носят следы длительного обращения. Только в этом случае остается открытым вопрос о мелкой медной монете, которая, безусловно, присутствовала в оплате свечей, церковных треб и пожертвованиях верующих, но отсутствует в кладе. В этом случае где-то рядом с основным кладом могла быть зарыта медная мелочь из церковной кассы. Но не исключено, что это просто личные сбережения одного из служителей церкви, человека среднего достатка. В обоих случаях объяснимо наличие в кладе рублевых монет ранних выпусков (Екатерины II и др.). Это или хранившиеся в церкви дары прихожан, известно, что в храмах всегда хранились предметы старины. Если клад личный, то это просто семейные реликвии.

Клад оказался не востребованным, а это свидетельствует, что его владелец не пережил лихолетье мировой войны (1914 - 1918 гг.) и революционных бурь 1917 года. Это еще один косвенный аргумент за то, что человек был представителем одного из сословий, которые после Октябрьской революции назвали «бывшими».

Подводя итог нашему исследованию двух монетных кладов, разделенных по времени сокрытия почти двумя веками, можно уверенно говорить, что купеческий Гжатск, со времени своего рождения и до 1917 года был самодостаточным, богатым городом.

Остается лишь пожелать, чтобы земля старого города, где жили удачливые купцы и серьезные предприниматели, открыла свои тайны и подарила исследователям еще не один интересный клад. Хотелось бы также, чтобы нумизматическая составляющая присутствовала во всех вопросах изучения истории города, так как деньги, а тем более клады, это надежный, объективный и насыщенный информацией источник.

Петр I. Рубль
Петр I. Рубль.

Вернуться к книге
СБОРНИК
Гжатское купечество и его роль в социально-экономическом развитии России

Обсуждение

blog comments powered by Disqus