Были ли гжатские купцы раскольниками?

В.А. Новиков, научный сотрудник СОГУК «Музей Ю.А.Гагарина», г. Гагарин

Прежде, чем приступить к сообщению по объявленной теме, хочу задать вопрос присутствующим: если вдруг вам померещится какая-то чертовщина, что вы делаете, чтобы избавиться от нее?

А теперь цитата из Смоленских епархиальных ведомостей, статья «Состояние раскола и миссионерская деятельность в 1887 году. Гжатский уезд». Читаю: «Характерною чертой старообрядческого общества в Гжатском уезде служит религиозно-нравственное невежество. Вот что пишется в их старообрядческих книгах. Ко всякому человеку от Бога приставлен ангел, а от сатаны бес. Ангел сидит на правом плече, а бес на левом, чтобы ангела Господня не заплевать, всегда плюй налево». Таковы рекомендации в старообрядческих книгах, которым следуем и мы, атеисты и, вроде бы, истинно православные, живущие в XXI веке.

А теперь по существу.

Церковный раскол второй половины XVII века поделил российское общество на два враждебных и непримиримых лагеря - на приверженцев старорусского обряда и последователей реформ патриарха Никона. Победу одержали сторонники церковного обновления, поддержанные царской властью. Старообрядцы, или раскольники, оказались в положении побежденных. На географической карте страна была едина, на деле же существовали две России - по одну сторону находилась официальная Россия - самодержавие Романовых, дворянство, Русская православная церковь и ее многочисленная паства, а по другую -Россия неофициальная - масса в основном крестьянского населения, объединенная приверженностью старой вере и непримиримым отношением к власти.

Все это время до революции 1917 года государственная власть и официальная церковь стремились окончательно искоренить старообрядчество.

Понятно, что такая ситуация сильно сказывалась на жизни старообрядцев, вынужденных смириться с ролью дискриминируемого меньшинства и соответствующим образом приспосабливаться к ней. После окончания периода прямого открытого противостояния наиболее естественным ответом раскольников стало то, что принято называть двойной жизнью, с таким необходимым ее атрибутом, как закрытость от внешнего мира.

Раскольники постарались уйти в тень, и это им удалось. До революции изучению жизни раскольников препятствовало неприязненное отношение власти к старообрядцам, а при Советской власти тематика, связанная с выявлением роли религии и церкви, и вовсе оказались за бортом официальной исторической науки. И сегодня ученые, которые разрабатывают эту тему, говорят о больших трудностях, с которыми сталкиваются в своей работе, связанными, прежде всего, с закрытостью жизни старообрядческих общин. Те же трудности испытывает любой, кто прикасается к этой теме.

Что мы имеем по истории старообрядчества в Гжатском уезде? Прямо скажу, немного, но это в несколько раз больше, чем по всей остальной Смоленщине. Это связано с тем, что до 1764 года гжатская земля административно относилась к Московии и никогда не входила в состав Речи Посполитой, к коей долгое время относилась Смоленщина. Мало того, еще до петровских реформ берега Гжати стали заповедными для тех, кто не принял никонианства. В справочном списке населенных мест Смоленской губернии за 1868 год указывается, что в Гжатском уезде проживает 7800 раскольников общего пола. В Смоленских епархиальных ведомостях за 1897 год цифра почти повторяется - 8400 человек. Смоленский историк Орловский на основании изучения документов Смоленской епархии считал, что в Гжатске и уезде проживало в начале XX века около 9 тысяч раскольников, а губернский статист середины XIX века Николай Васильевич Трофимовский называет по Гжатскому уезду число раскольников более 10 тысяч (1864 год). Современный известный исследователь раскольнического движения Шахназаров глубоко убежден, что цифры, которые мы встречаем по этому поводу в любых епархиальных ведомостях, нужно умножать на пять, и тогда мы получим истинную картину. Напомню, что в начале XX века в Гжатском уезде проживало чуть более 100 тысяч человек.

Я уверен, что такое соотношение, на которое ссылаются современные авторы, существовало на гжатской земле в конце XVII и на протяжении всего XVIII веков. Говорящим о многом является такой момент. В знаменитых Экономических приложениях к Генеральному межеванию 1780 года есть план-схема города Гжатска, на котором авторы забыли поместить одну из церквей города и ряд других немаловажных объектов, но обозначили староверческое кладбище, расположенное в версте за чертой города. На мой взгляд, это говорит о значимости этого объекта в жизни населения города и его окрестностей. Добавлю, что на этом кладбище был тайно похоронен еще в 1687 году казненный в Москве на Лобном месте идеолог раскольничества Никита Пустосвят. Вплоть до революции здесь возле могилы Пустосвята собирались 17 сентября старообрядцы - паломники из всех губерний центральной России.

Какое же значение имело старообрядчество к истории гжатского купечества? Были ли гжатские купцы раскольниками?

В книге Бугославского и Никитина «Город Гжатск» читаем: «Петр Великий... приказал переселить в пристань богатых купцов и торговых людей из соседних городов: Вязьмы, Можайска, Вереи, Боровска и Волоколамска, предоставив им разные льготы, освободив, например, от воинского постоя. Эти льготы привлекли в Гжатскую пристань многих раскольников, чем и объясняется значительная численность этих лиц, как в самом городе, так и в уезде его». Это только одна из причин массовости раскольников среди населения уезда. Дело не только в том, что купцам-раскольникам давались льготы, такие как освобождение от того же постоя, хотя это не маловажно. Помните, в «Ревизоре» Гоголя городничий самым суровым наказанием для купцов считал определение к ним на постой солдат.

По моему мнению, в купеческом Гжатске мы наблюдаем типичное для XVIII - начала XIX веков развитие торгово-экономических отношений с участием старообрядческих общин, когда единоверцы объединились для выполнения определенных задач. По такой схеме, например, развивалось российское предпринимательство в районе знаменитого села Макарьева в Поволжье или города Ибрита на Урале, которые находились в окружении старообрядческих деревень.

Личные качества гжатских предпринимателей, конечно, играли достаточно важную роль в их успехе. Но достичь того, чего достигли купцы Гжатской пристани всего за несколько лет, можно только при определенных условиях, главным из которых была опора на раскольническую общину. Гжатские купцы были тесно связаны с этими общинами, и большая часть из представителей местного буржуазного класса - это, скорее всего, не переселенцы, а выходцы из старообрядческих деревень. В епархиальных ведомостях за 1864 год называются такие населенные пункты, где преобладают староверы, как Златоустово, Чаль, Клушино, Субботники, Пречистое, Самуйлово, Куршево, Рождественское и др., многие из которых являются пристанями на Гжати.

Экономическая жизнь староверов коренным образом отличалась от классического капиталистического предпринимательства.

В крепостнической, феодальной по сути своей России у тех же купцов и торговцев, явно не обладающих большими капиталами, был только один источник, из которого они могли почерпнуть стартовый капитал для начала большого, еще неизвестного дела, сплава барок в Петербург - это средства их единоверцев. И перед нами - наглядные результаты умело организованной легализации общинного старообрядческого капитала и выведения его на новый уровень использования. Создание, говоря современным языком, торгово-транспортного холдинга, закупка, доставка на пристань грузов, заготовка и доставка леса, производство метизов для барок, строительство барок, подготовка русла реки, ведение учета и т.п. требовали денег, квалифицированных сил, ответственности и общей целеустремленности. Старообрядческая экономика изначально базировалась на общественных средствах, на общинном труде - об этом говорится во многих научных трудах нашего времени, и эта характерная ее особенность вполне находит отражение в торгово-экономических делах гжатских купцов, ведь банков, где можно было взять кредит, в то время не существовало.

Неизвестный автор, дающий характеристику гжатскому расколу в епархиальных ведомостях за 1867 год, отмечает, что сила раскольников в богатстве его руководителей, в сравнительном достатке рядовых раскольников и в тесной сплоченности их, выражающейся во всякого рода взаимопомощи. Трофимовский отмечает также чистоту в раскольничьих жилищах, трезвость, поддержку больных и слабых, взаимовыручку.

Успехи в предпринимательстве, получение богатства купцы-раскольники считали богоугодным делом, они видели в труде и интенсивном предпринимательстве свой долг перед Богом. Предпринимательская деятельность на благо общины воспринималась как средство спасения души.

И здесь мы находим объяснение еще одной особенности старообрядческой экономики, а именно - теснейшей ее взаимосвязи с благотворительностью.

Хочу обратить внимание на известную деталь гжатского бытия - пожертвования на коммерческий класс в Смоленске. Якобы, большие пожертвования - это свидетельство богатства гжатских купцов, вяземские и смоленские купцы были намного беднее. Думаю, что это не совсем так. И поступали соответственно той системе, в которой они существовали. О большой благотворительности гжатских купцов говорят и Бугославский и Никитин. Повторяться не буду. Православные купцы тоже давали деньги, но, как правило, больше на церковь, меньше людям. Для старообрядцев были свойственны социальные пожертвования - в Гжатске это богадельня, школа, мост через Гжать, фонари на улице, больница.

Коротко подведя итоги, можно сказать, что в течение XVIII - XIX веков российскими старообрядцами была выстроена особая экономическая система, строившаяся на совершенно иных основаниях, нежели общероссийская экономика в целом и в которую вписывалось предпринимательское поведение гжатского купечества. Оно использовало общие средства, которые на определенных условиях передавались в распоряжение единоверцам. Эти средства вкладывались в создание торговых предприятий, которые взаимодействовали друг с другом не на конкурентной, а на солидарной основе, получая в случае необходимости дополнительную финансовую «подпитку» со стороны общины. В этих чрезвычайно благоприятных условиях (которые дополнялись отсутствием конкуренции на общероссийском рынке) старообрядческая экономика стремительно прогрессировала и приносила немалые доходы, что мы хорошо видим на примере гжатского купечества.

Это мое предположение не является истиной в последней инстанции. У него могут быть как сторонники, так и противники. Это лишь одна из версий становления гжатского купечества, действительно обладающего значительным капиталом и играющего большую роль в экономике центральной России на протяжении полутора веков.

И все же, о ком конкретно мы скажем - такой-то гжатский купец старообрядец? По-моему, никто из них так о себе во весь голос не говорил. Когда-то старообрядцев узнавали по тому, на каком кладбище их хоронили. Но со временем для них на определенных условиях стали выделять место и на православном кладбище.

Говорят, купцы-старообрядцы не ходили в православную церковь, не крестили в них детей, не давали денег на православный храм. Не крестить до революции детей в церкви значит оставить их без документов. Любой умный человек знает, что так поступать нельзя.

Приведу цитату неизвестного автора - врага раскольников - из уже упомянутых епархиальных ведомостей. Вот что он пишет о гжатских купцах: «Впрочем, наряду с закоренелостью и фанатизмом в расколе существует и индифферентизм или равнодушие к вопросам веры и нравственности и соблюдению старых уставов. Наиболее видные представители этого распространяющегося зла являются главные заправилы раскола - богачи, которые всегда готовы входить в сделку с совестью и уставами».

В общем, чтобы мы не говорили о купцах-раскольниках, об их идеологии, о чистоте их помыслов и действий в соответствии с традициями, приходится признавать, что большей частию они действовали сообразно обстоятельствам, ориентируясь, прежде всего, на экономическую выгоду, которая как и сейчас, так и раньше, зависела от силы и лояльности власти.


Источники и литература:
1. Список населенных мест Смоленской губернии. Справочник СПб, 1868.
2. Бугославский Г. и Никитин В. Город Гжатск и его уезд. Историко-статистический очерк. Издание Смоленского губернского Статистического Комитета. Смоленск, 1900.
3. Козлова Н. Купцы-старообрядцы в городах европейской России в середине XVIII века. // Отечественная история, 1994, №4.
4. Михайлов Г. Старообрядческая Церковь падчерица государства? // Духовные ответы. Вып. 15 / РПСЦ, 2001
5. Поздеева И. Личность и община в истории русского старообрядчества // Мир старообрядчества: история и современность. Вып. 5 / отв. ред. Поздеева И. М.: Изд-во МГУ, 1999.
6. Пыжиков А. Новые подходы к изученю отечественной истории первой половины XX века // Вопросы философии, № 12, 2003.
7. Лященко П. История народного хозяйства СССР. В 3-х т. Т. 2: Капитализм. М., 1956.
8. Трофимовский Н. О раскольниках Смоленской епархии. Историко-статистическое описание Смоленской епархии. СПб, 1864.
9. Шахназаров О. Отношение к собственности у старообрядцев (до 1917 года). Вопросы истории, № 4, 2004.

Вернуться к книге
СБОРНИК
Гжатское купечество и его роль в социально-экономическом развитии России

Обсуждение

blog comments powered by Disqus