Город Гжатск и Гжатский район в годы Великой Отечественной воины Советского Союза

22 июня 1941 года фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз. Гитлеровцы задались целью уничтожить СССР как государство, восстановить власть капиталистов и помещиков, превратить советских людей в рабов германских империалистов. Война поставила перед нашим народом вопрос о жизни и смерти Родины, вопрос о том, быть народам нашей страны свободными или впасть в порабощение иностранным захватчикам.

Война прервала мирный созидательный труд советского народа. Трудящиеся СССР вступили в самоотверженную борьбу за свою свободу и независимость, за освобождение порабощенных народов Европы.

Фашисты, ринувшиеся на Советский Союз, располагали некоторыми временными преимуществами. Немецко-фашистская армия была полностью отмобилизована и придвинута к границам СССР. Она располагала почти двухлетним боевым опытом ведения современной войны, а также численным превосходством в танках и самолетах. Солдаты и офицеры немецко-фашистской армии, одержавшей ряд легких побед на западе, верили в свою непобедимость и имели высокий моральный дух.

Используя все эти преимущества, а также фактор внезапности, немецко-фашистская армия обрушилась мощными силами на советские войска. Она всемерно рвалась к Москве. Гитлеровцы стремились нанести решающее поражение Красной Армии, вызвать панику и деморализацию в рядах советских людей, овладеть Москвой и до наступления зимы закончить свой пресловутый «блиц-криг».

Части и соединения Красной Армии оказывали врагу героическое сопротивление, но удержать занимаемых рубежей не смогли. Они вынуждены были отступать.

В направлении Смоленск—Москва наступала центральная группа немецко-фашистских армий в составе 51 дивизии. Эта группа была значительно усилена артиллерией, танками и самолетами. Неся большие потери в людях и технике, немецко-фашистские войска, после упорных кровопролитных боев, 15 июля ворвались в Смоленск. Здесь, в районе Смоленска, они были задержаны почти на три месяца. В боях под Смоленском, у Ярцева и Ельни нашли себе могилу многие тысячи немецких солдат и офицеров.

Вместе со всеми смолянами стремились внести свой вклад в разгром врага трудящиеся Гжатска и Гжатского района. С первых же дней войны на фронт ушла мужская часть населения, чтобы с оружием в руках защищать Родину. Гжатчане выделили для фронта большое количество лошадей и повозок, автомашин и тракторов. Колхозы и трудящиеся района сдали для госпиталей много домашней птицы, масла, сыра, яиц, молока и других продуктов. Население города и района принимало участие в строительстве оборонительных сооружений — противотанковых рвов, эскарпов, завалов и т. д. Своей помощью фронту гжатчане содействовали оборонительным боям Красной Армии, сдерживавшей натиск фашистских орд.

Лишь в октябре, сосредоточив дополнительные мощные силы, гитлеровцы сумели предпринять новое «генеральное» наступление на Москву, которое, как известно, закончилось для них провалом. Немецкие захватчики были задержаны на рубеже Калинин — Волоколамск — Наро-Фоминск. Однако для смолян октябрьское наступление немцев имело тяжелейшие последствия — к 12 октября Смоленская область была полностью оккупирована. 8 октября гитлеровцы захватили город Гжатск и Гжатский район. В последующие дни, в результате нового наступления, гитлеровцы продвинулись еще дальше к Москве, но удержаться на занятых рубежах не смогли.

В результате контрнаступления, начатого Красной Армией 6 декабря 1941 года, немецко-фашистские войска понесли большие потери и были отброшены на значительное расстояние от Москвы. Город Гжатск и Гжатский район превратились в ближайший тыл фашистских войск.

Особенностью оккупационного режима в Гжатском районе являлось то, что на территории района все время находилось очень большое количество фашистских войск. Здесь, на полях Гжатского района, они окопались и стремились во что бы то ни стало продержаться до теплых дней. Поражение под Москвой гитлеровцы объясняли климатическими условиями — началом холодной зимы. Гитлер и Геббельс лживо уверяли своих солдат и офицеров, что с началом весны наступление возобновится на всех фронтах.

Фашистские изверги установили в Гжатске и на территории района кровавый оккупационный режим. Советские граждане подвергались неслыханным издевательствам. Они были лишены всяких человеческих прав. Партийные и комсомольские организации были объявлены вне закона. Немецкие власти требовали регистрации членов партии и комсомола, с тем чтобы легче потом было уничтожать их. Фашисты нумеровали советских людей, запрещали им переходить из одного населенного пункта в другой, появляться на улице в неуказанный час.

Фашистские палачи творили беспощадную расправу над мирным населением, заподозренным в связи с партизанами или в нарушениях приказов оккупационных властей. Гитлеровцы расстреляли адвоката Фергову, бухгалтера артели «Трудовик» Шманева, агронома Матвеева и многих других. Днем и ночью из подвалов гестапо слышались стоны истязаемых.

На Смоленской улице фашисты устроили лагерь для военнопленных. Лагерь был обнесен колючей проволокой в 10 рядов. Брошенным туда пленным выдавали в день 50 граммов хлеба и кружку воды. Раненым и больным пленным не оказывалось никакой медицинской помощи. Под видом пленных фашисты содержали многих местных жителей.

После освобождения района жители Кожинского сельсовета составили акт о зверствах, учиненных немецкими извергами. Они писали: «По приходе немцев люди из своих собственных домов были выгнаны и жили в конюшнях, банях. Скот был изъят, продукты питания тоже изъяты. Из деревни Сноски 4 февраля 1942 года мужчины в возрасте от 16 до 55 лет были взяты в лагерь военнопленных. Колхозники Д. С. Иванов, А. Д. Абрамов, О. И. Козлов и Трифанов погибли от холода и голода {Не забудем, не простим. Смолгиз, 1945, стр. 18.}.

Фашистские изверги крайними мерами пресекали всякую попытку местных жителей облегчить участь заключенных в лагере. Жители колхоза «Курово» Астаховского сельсовета составили следующий акт: «В марте месяце 1942 года учительница Румянцева Тамара Григорьевна и зоотехник Богданова Клавдия Павловна вместе с колхозницами Ивановой Ксенией Петровной, Плешковой Анной Васильевной, Осиповой Марией Осиповной пошли в город Гжатск для передачи военнопленным родственникам продуктов питания, одежды и обуви. Все они были задержаны в деревне Костивцы, обысканы, продукты и теплые вещи были отобраны немецкими солдатами, а вышеуказанные женщины были подвергнуты избиению палками — по двадцать пять палок каждой...» {Не забудем, не простим. Смолгиз, 1945, стр. 15.}.

Жители деревни Степаники Степаниковского сельсовета свидетельствуют в своем акте: «В марте 1942 года гитлеровские бандиты жестоко избили 13 военнопленных бойцов Красной Армии, а после повесили их. С группой военнопленных была растреляна наша односельчанка Антонина Яковлевна Варламова, 30 лет» {Не забудем, не простим. Смолгиз, 1945, стр. 41.}.

Захваченных в плен раненых красноармейцев отправляли в закрытых товарных вагонах в Вязьму. В вагонах держали их по 5—7 дней. В течение этого времени пленных не кормили и не выпускали из вагонов. Многие раненые умирали в вагонах. Обессиленных, которые не могли двигаться после выгрузки их в Вязьме, расстреливали.

Население города голодало. Фашистские оккупанты не заботились об обеспечении жителей самыми необходимыми продуктами, а работать заставляли под страхом смерти с темна до темна. Комендант города Гжатска, обер-лейтенант Лейман, обычно вручал жителям города приказ явиться с лопатой, одеждой и продовольствием для назначения на работу. «За неявку — расстрел».
Только тем, кто работал на немцев, выдавалось по 150 граммов суррогатного хлеба.

Спустя некоторое время после оккупации района гитлеровцы начали массовую чистку прифронтовой полосы. Всех здоровых мужчин и женщин стали угонять на запад. Оккупационные власти рассылали тысячи повесток с приказом прибыть на сборные пункты для отправки в Германию. В случае неповиновения угрожали расстрелом. 75 мирных жителей Гжатска, отказавшихся повиноваться, фашисты публично расстреляли. В городе и до того оставалось мало жителей: фашисты оставили только стариков, детей да калек. Не всегда оставляли в покое и калек. В ноябре 1941 года гитлеровцы выгнали из Гжатского Дома инвалидов 100 человек и направили их в деревни, где они были поставлены в такие условия, при которых ежедневно умирало по 3—4 человека.

В деревнях фашисты создали не менее тяжелое положение. Население некоторых деревень немецкие изверги полностью извели. Одних выслали в тыл, в Германию, других уничтожили. На каторгу в Германию направляли целыми семьями и разрозненно. Разъединяли жену и мужа, детей и родителей, братьев и сестер. Зимой везли в Германию в нетопленных вагонах, без пищи и теплой одежды. Если у кого и была своя теплая одежда, ее обычно отнимали для фашистских солдат.

Около 6 тысяч трудящихся Гжатского района были угнаны на каторгу в фашистскую Германию, в том числе более 600 детей в возрасте до 14 лет. Вначале гитлеровцы пытались придать этому вид вербовки, а потом просто хватали молодежь и насильно увозили ее. 900 жителей Гжатска, главным образом 15—16-летние подростки, также насильно были оторваны от своих семей и угнаны в фашистское рабство. Численность населения вследствие этого резко сократилась. До войны в Гжатском районе было 32 тысячи жителей, ко времени освобождения осталось 7500 {Надо иметь в виду, что часть населения города и района эвакуировалась на восток, в советский тыл, и часть находилась в Вооруженных Силах.}.

На неслыханные зверства фашистских насильников советские патриоты ответили беспощадной партизанской борьбой, истребляющей ненавистного врага.
Партизанский отряд во главе с гжатскими коммунистами тт. Новиковым и Дроздовым мужественно сражался с гитлеровцами на землях Смоленщины и в Белоруссии. За время своих действий он истребил 7 тысяч фашистских солдат и офицеров, пустил под откос 74 вражеских эшелона.

Летом 1942 года явился в полк, которым командовал прославленный патриот Смоленщины, Сергей Владимирович Гришин, комсомолец деревни Задорожье, Гжатского района, Иван Белугин. Чтобы мстить врагу за поруганные родные места, бороться за честь, свободу и независимость советских людей, он стал подрывником. Один за другим взлетали на воздух вражеские эшелоны, гибли сотнями солдаты и офицеры, летела под откос техника врага. На счету храброго патриота Ивана Белугина 11 сброшенных под откос вражеских поездов с солдатами и техникой.

«Партизан — хозяин русской земли, хотя бы ее временно и оккупировали враги», — писал Белугин в своем дневнике. Молодой патриот, воспитанный Ленинским комсомолом, неоднократно на деле доказывал оккупантам, что хозяином земли русской, временно захваченной фашистами, является советский народ.

Трудно было бороться гжатчанам с гитлеровцами в условиях сильной концентрации войск на территории района. Но они боролись. Фашистские солдаты боялись в одиночку ходить по улицам, лишь группами они передвигались из одного населенного пункта в другой, так как всюду их могла настигнуть пуля народного мстителя. Трудящиеся Гжатского района саботировали мероприятия немецких властей, всемерно сопротивлялись гитлеровцам и оказывали возможную помощь своей дорогой Красной Армии.

Фашистское командование уделяло большое значение Гжатску как важному опорному пункту. Трудно переоценить значение Гжатска с военной точки зрения, особенно «принимая во внимание ту обстановку на фронте, какая сложилась с конца 1941 года.

Через Гжатск проходит железная дорога Москва — Смоленск. Отсюда идут грунтовые и шоссейные дороги на Карманово, Сычевку, Вязьму, Юхнов. Вблизи Гжатска проходит важная автомобильная магистраль Москва — Минск.

Фашистское командование рассматривало рубеж Гжатск — Ржев как прекрасный плацдарм, уступом нависающий с запада над Москвой. В безумных гитлеровских планах захвата Москвы Гжатску уделялось исключительно большое значение. Вовсе не случайно поэтому фашисты сосредоточили в районе Гжатска крупные пехотные и механизированные силы. В Гжатск непрерывным потоком поступали резервы, боеприпасы и продовольствие, откуда они распределялись потом между действующими частями и соединениями.

Опираясь на гжатский плацдарм, немецко-фашистские войска неоднократна предпринимали попытки прорвать линию обороны советских войск, но всегда неудачно. Так, в конце июня 1942 года они, после 30—40-минутной артиллерийской подготовки, бросили в наступление шесть пехотных полков и сумели углубиться в оборону советских войск до трех километров. Однако стремительной контратакой наших войск они были отброшены на исходные позиции. В результате боя полки 7-й немецкой дивизии были разбиты, понесли значительные потери и другие части.

Район Гжатска германское командование укрепляло почти в течение всех полутора лет оккупации. Гитлеровцы умело использовали при этом для обороны все естественные рубежи. Они подготовили к обороне и укрепили Воробьевские, Акатовские, Курьяновские и Будаевские высоты, а также лесные массивы и образовали здесь первое внешнее кольцо обороны Гжатска. Они построили на этом рубеже многочисленные инженерные сооружения. Почти все огневые точки немцев имели перекрытия в несколько накатов и способны были выдержать удары мин и мелких снарядов. В некоторых наиболее важных местах немцы построили от 40 до 60 дотов и дзотов на один квадратный километр. Огневые точки были соединены между собой траншеями и ходами сообщения.

По реке Алешня немцы соорудили вторую линию обороны, тщательно подготовив к обороне лесной массив, примыкающий к реке.

Наконец, в качестве сильного опорного пункта был подготовлен сам город Гжатск. Используя местность, непосредственно прилегающую к городу, реку Гжать и каменные дома города, гитлеровцы организовали мощную круговую оборону. Ближайшие подступы к городу были защищены эскарпами и надолбами, во многих местах фашисты расставили мины. В городе было создано большое количество долговременных огневых .точек, хорошо оборудованных дзотов. Постройки, мешавшие обзору и обстрелу, гитлеровцы сожгли.

На десятки километров вокруг города тянулись проволочные заграждения и минные поля. Насыщенность огневых средств позволяла немецко-фашистским войскам вести многослойный огонь по всем направлениям.
Все эти мероприятия затрудняли, но не смогли приостановить наступление Красной Армии. В начале марта 1943 года советские войска начали бои за Гжатск. Враг яростно сопротивлялся. Наступающие советские части были встречены ружейно-пулеметным и артиллерийским ураганным огнем, частыми контратаками. Немцы непрерывно подтягивали резервы и вооружение, чтобы любой ценой удержать город. Фашисты взорвали все мосты, ведущие к Гжатску, и заминировали дороги.

Но это был уже не начальный период войны. Технике и мастерству немцев, их упорству, были противопоставлены превосходящая советская техника и советское военное мастерство, небывалый наступательный порыв воинов Красной Армии.

К весне 1943 года Красная Армия выросла, закалилась в боях, приобрела богатый опыт и научилась бить немцев наверняка. Увеличилось техническое оснащение Красной Армии. К этому времени советские войска окружили и уничтожили мощную сталинградскую группировку противника, освободили большую территорию страны.

После усиленной артиллерийской подготовки советская пехота совместно с танками прорвала первый и второй рубежи обороны немцев, заняла десятки населенных пунктов и 5 марта вышла на непосредственные подступы к городу. Не давая противнику привести в порядок изрядно потрепанные части и соединения, советские войска пошли на штурм Гжатска.

Чтобы уменьшить свои потери, советские войска стали обходить город с северо-востока и юго-востока. Опасаясь обходного маневра, фашисты стали сосредоточивать свои основные силы на флангах. Ослаблением обороны в центре тотчас воспользовалось советское командование. В 3 часа ночи 6 марта наша славная пехота ворвалась в город. Завязалась исключительно напряженная борьба на улицах и в домах города. Враг не выдержал удара советских войск и вынужден был бежать. В 9 часов 30 минут утра город полностью был очищен от врага.

Вечером 6 марта 1943 года Совинформбюро сообщило: «В результате двукратного штурма наши войска овладели городом Гжатск. Захваченные трофеи подсчитываются».

Враг понес большие потери в людях и технике при обороне города Гжатска. Немецкие войска, оборонявшие Гжатск, были полностью разгромлены. Из Гжатска бежали не подразделения, а неорганизованные толпы уцелевших солдат и офицеров, Отступая на запад, фашистские войска поспешно жгли деревни, взрывали мосты, подпиливали телеграфные столбы. Чтобы задержать преследование советскими войсками, они расставляли тысячи мин на всех возможных путях. После полного изгнания фашистских оккупантов на территории Гжатского района было извлечено и обезврежено 110 тысяч мин и снарядов.

Гитлеровцы нанесли огромный материальный ущерб городу Гжатску и Гжатскому району. Они уничтожали населенные пункты, скот и имущество не в силу необходимости, обусловленной ходом военных действий, а преднамеренно, сознательно, по приказу своего командования. Как показывали военнопленные, командир 337-й немецкой пехотной дивизии приказал: «В случае вынужденного отхода полка с занимаемых позиций необходимо сжигать все населенные пункты и уничтожать все, что только возможно. Гражданское население оставляемых городов и деревень насильственно эвакуировать в тыл. Оказывающих сопротивление безжалостно уничтожать» {Сообщения Советского Информбюро, т. 4, М., 1944, стр. 176.}.

Перед уходом из города фашисты заминировали и подорвали все лучшие здания. Деревянные дома поджигали специальные факельщики. Фашисты настолько спешили с этим делом, что взорвали даже госпиталь со своими солдатами, которых при поспешном отступлении они считали для себя обузой. Фашистские варвары сильно разрушили город Гжатск.

Прибывшая после изгнания захватчиков на территорию Гжатского района Чрезвычайная Государственная Комиссия под председательством Н. М. Шверника установила, что в Гжатске фашистами «взорваны и сожжены: городская электростанция, водопровод, больница, сельскохозяйственный техникум, Дом учителя, детские ясли, детский дом имени Ленина, кинотеатр, городской клуб, пекарня, баня, завод промысловой кооперации «Металлист», дом инвалидов, районная ветлечебница, здание райвоенкомата и другие государственные предприятия и учреждения.

Церкви в Гжатске превращены были в конюшни и склады. В Благовещенской церкви немцы устроили бойню для рогатого скота. Предтеченcкая церковь и Казанский собор взорваны. Колодцы в городе отравлены и заминированы» {Зверства немецко-фашистских захватчиков. Документы, вып. 10, Воениэдат, 1943, стр. 10.}.

Немецко-фашистские захватчики разрушили все промышленные и коммунальные предприятия, а также 176 крупных домов, которые составляли 70 процентов всего жилого фонда города. Они превратили в развалины здания средней школы, зооветтехникума, библиотеки и другие. Материальный ущерб, нанесенный коммунальному хозяйству города, составляет 331 миллион 148 тысяч 600 рублей.

Большой урон нанесен колхозам и совхозам Гжатского района. За 17 месяцев оккупации гитлеровцы сожгли и разрушили тысячи строений, разграбили и уничтожили племенной скот района, подорвали полеводство. Фашисты уничтожили и разрушили 7329 колхозных зданий и сооружений, в том числе 3721 дом колхозника, то есть 52 процента всех жилых домов. Они разграбили и уничтожили по колхозам 19 200 голов крупного рогатого скота и лошадей, 26 013 голов мелкого скота, 54 380 голов птицы. Фашисты уничтожили 18 112 сельскохозяйственных машин и орудий.

Немецкие варвары стерли с лица земли населенные пункты Варгановского, Коробкинского, Костровского и ряда других сельсоветов. В десяти сельсоветах района, объединявших ранее до 200 деревень, не осталось ни одного жителя. Общий ущерб, причиненный только обобществленному сектору района, составил 215 668 715 рублей.
Фашисты уничтожили или разграбили все имущество совхозов района, которое не успели вывезти в тыл, десятки тысяч голов скота, находившегося в собственности колхозников, нанесли большой ущерб личному имуществу населения города и района.
Общая сумма убытка, причиненного немецко-фашистскими захватчиками Гжатскому району (городу и сельской местности), по неполным данным, составляет 1 миллиард 738 миллионов 356 тысяч рублей. Это убыток, который превышает 64 тысячи рублей на каждого человека района, включая дряхлых стариков и грудных детей!
Отступая под натиском советских войск, фашистские изверги стремились к массовому истреблению населения района, фашистскими злодеями замучено и убито по району 1171 человек, в том числе сожжено живыми 450 человек.

Чрезвычайная Государственная Комиссия установила: «При отступлении немцев из деревни Драчево, Гжатского района, в марте 1943 года помощник начальника немецкой полевой жандармерии лейтенант Бос согнал в дом колхозницы Чистяковой 200 жителей из деревень Драчево, Злобино, Астахово, Мишино, закрыл двери и поджег дом, в котором сгорели все 200 человек. Среди них были старики, женщины и дети: Платонов М. П., 63 лет; Платонова П. Л., 59 лет; Платонов Василий, 35 лет и его дети — Вячеслав, 5 лет, Александр, 3 лет; Васильева П. И., 42 лет, ее дочери — Мария, 11 лет, Анна, 9 лет и сын Аркадий, 5 лет; мать Васильева М. С, 72 лет; Чистякова К. Г., 64 лет, ее сын Иван, 13 лет, и внук Юрий, 4 лет; Смирнов М. И., 63 лет, и его жена Смирнова Е. М., 58 лет, их дочь Смирнова А. М., 27 лет, с детьми, 3 лет и 1,5 года, дочь М. М. Смирнова, 15 лет, и другие.

В деревне Степаники Гжатского района немецкие захватчики посадили в баню Елену Федоровну Ильину, 35 лет, и 7 дней мучили ее — истязали плетью, палками, обливали холодной водой.
8 января 1943 года они согнали всех жителей деревни Степаники и у всех на глазах повесили Е. Ф. Ильину на дереве.

В деревнях Куликово и Колесники Гжатского района, фашисты сожгли в избе всех жителей от мала до велика» {«Красная звезда», 6 апреля 1943 года.}.

В одном из актов, составленном после изгнания фашистских оккупантов, говорится: ««Перед самым отступлением из деревни немцы выгнали из домов все население деревни Курово, 67 человек, взрослых, детей и стариков, погнали в деревню Царево-Займище Тумановското района, где их заперли в баню и несколько домов и пытались поджечь, и только благодаря быстрому подходу частей Красной Армии люди были освобождены и спасены от смерти.

Колхозник-старик, который не пошел из своего дома — Сергей Тихонович Поздняков (76 лет), отец двух красноармейцев, был тут же застрелен за отказ покинуть свой дом» {Не забудем, не простим. Смолгиз. 1945, стр. 16.}.

Подобных примеров, свидетельствующих о безграничной подлости немецко-фашистских захватчиков, можно было бы привести много. Сказанного достаточно, чтобы судить о том, насколько преступны действия империалистов, когда им приходится иметь дело с социалистическим государством и его населением. Здесь, с точки зрения врагов трудящихся, все средства хороши. При осуществлении преступной политики выжженной земли командование германской армии самым грубым образом нарушало существующие международные права и традиции.

После изгнания фашистских захватчиков в Гжатске оставалось немногим более тысячи жителей. Но город сразу ожил. На западе еще гремели артиллерийские залпы, а на улицах Гжатска началось большое оживление. Многие жители, сохранившие красные флаги, в честь своего освобождения вывесили их на фасадах домов, как в дни больших праздников.


Митинг в освобожденном Гжатске.

Оставшиеся жители города, бойцы и командиры Красной Армии на городской площади организовали митинг. В своих выступлениях жители города со слезами на глазах благодарили своих освободителей — Красную Армию, весь советский народ, которые сдержали натиск страшного врага, надломили ему хребет и освобождают теперь свою священную землю. Гжатчане обещали принять все меры к тому, чтобы поскорее ликвидировать тяжелые последствия вражеской оккупации и оказать помощь Красной Армии в её дальнейшей освободительной миссии.

Бойцы и командиры в своих выступлениях заверили население города, что они и впредь будут самоотверженно сражаться с врагом, как сражались при освобождении Гжатска, пока не изгонят последнего немца с советской земли и не разгромят фашистского логова.

Свое слово доблестные воины Советской Армии с честью сдержали. Они повергли в прах германский фашизм и на здании рейхстага водрузили советский красный флаг — флаг победы и торжества советского народа. Великая Отечественная война Советского Союза завершилась полным разгромом фашизма и освобождением народов Европы, в том числе и германского народа от кровавого «нового порядка».

Победа Советского Союза в Отечественной войне явилась результатом героических усилий, самоотверженности, доблести Вооруженных Сил нашей страны и всего советского народа. Это результат ратных и трудовых подвигов широчайших масс трудящихся, воспитанных и руководимых Коммунистической партией.

Совместно с другими мужественно сражались на всех фронтах Отечественной войны тысячи трудящихся Гжатска и Гжатского района. Своими боевыми подвигами они внесли немалый вклад в дело победы над ненавистным врагом. Гжатчане И. В. Пискарев, Е. М. Волков, Н. Н. Крылов, А. И. Жестков, Н. К. Виноградов, А. С. Румянцев, В. А. Соколов и И. И. Цапов за совершенные подвиги на фронтах Отечественной войны удостоены высшей степени отличия — Героя Советского Союза. Многие сотни воинов — сынов Гжатска и Гжатского района награждены правительственными орденами и медалями.

Вместе с передовыми частями Красной Армии в освобожденный город прибыли руководящие работники района и области. Прибывшие в еще дымившийся Гжатск секретарь Смоленского обкома ВКП(б) Д. М. Попов и председатель облисполкома Р. Е. Мельников беседовали с жителями, на месте выясняли возможности быстрейшего восстановления хозяйственной жизни города и оказания помощи населению.

Благодаря заботам партии и правительства население города и района в первые же дни получило большую помощь продовольствием и промышленными товарами. Скоро стали поступать разные строительные материалы. Началось срочное восстановление и строительство первоочередных объектов, которые содействовали возрождению нормальной жизни.

При активном участии местного населения железнодорожники в короткое время восстановили железную дорогу и станцию Гжатск. 19 марта уже прибыл в Гжатск первый советский поезд. К этому времени была восстановлена первая очередь телефонно-телеграфной связи Москва — Гжатск.


В освобожденном Гжатске. Разрушенное фашистами здание больницы.

21 августа 1943 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли специальное постановление «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации». После принятия этого постановления государственная помощь Смоленской области еще больше увеличилась.

Во всем чувствовалось, что за восстановительную работу взялись подлинные хозяева, уверенные в своей дальнейшей победе, в том, что подлый враг никогда больше не будет топтать священную русскую землю.
Работали днем и ночью, не считаясь с погодой. Работали много, напряженно, с крайним упорством преодолевая трудности. В результате, уже в марте были открыты пекарня и столовая, население обслуживалось несколькими магазинами и палатками, были восстановлены городская больница, баня, мельница. Начала выпускать продукцию сапожная мастерская артели «25 лет Красной Армии», швейная мастерская артели «Трудовик» и другие. С каждым днем все более расчищались улицы от обломков разрушенных зданий, приводились в порядок дороги, колодцы и т. д.

Возглавившая восстановление города парторганизация Гжатска, налаживая жизнь в городе, уделяла большое внимание и скорейшему восстановлению сельского хозяйства района, созданию на первых порах хотя минимальных условий жизни для колхозников.

До войны Гжатский район славился высокопродуктивным швицким скотом и высокосортными льнами. За восстановление этих отраслей хозяйства в первую очередь и взялись люди. Сюда было направлено главное внимание советских и партийных органов, всех трудящихся.

Гитлеровцы сильно подорвали животноводство района, но они не смогли уничтожить всего поголовья крупного рогатого скота. В 1941 году гжатский государственный племенной рассадник швицкого скота был эвакуирован в Мордовскую АССР и после освобождения района около 1500 голов скота было возвращено. Это послужило основой восстановления животноводства. Большую помощь в этом большом деле оказали государство и трудящиеся других областей страны.

В результате, в течение первых двух лет после освобождения колхозы района восстановили поголовье племенного скота почти на 50 процентов к довоенному стаду, в 131 восстановленном колхозе района были созданы молочно-товарные фермы. В передовых колхозах, как колхоз имени Сталина, имени Калинина, имени Буденного и некоторых других, к концу войны было создано по 3—4 фермы.

За достигнутые успехи в восстановлении животноводства Гжатский район в 1945 году был признан победителем в социалистическом соревновании области и получил переходящее Красное знамя Смоленского обкома ВКП(б) и областного Совета депутатов трудящихся.

Колхозное крестьянство добилось первых успехов и в восстановлении посевов льна. Была восстановлена льносеменная станция. Строители занялись срочным восстановлением гжатского льнозавода.
Таким образом, под руководством партийной организации, в рядах которой в 1945 году насчитывалось 210 членов и кандидатов в члены ВКП(б), трудящиеся Гжатска и Гжатского района еще в ходе войны прочно стали на путь успешного залечивания ран войны и немецко-фашистской оккупации.

Помощь населению города и района государство продолжало оказывать на протяжении всех последующих лет. Государство предоставило колхозникам большие льготы, выдало огромные денежные ссуды на строительство, отпускало лес и различный строительный материал. В начальный период после освобождения была оказана большая помощь семенной ссудой. Колхозы и колхозники получили от государства тысячи голов крупного и мелкого скота. Оказывалась и всякая иная помощь. Значительную помощь гжатчанам оказали трудящиеся Ивановской, Калининской и Куйбышевской областей, приславшие семена, разный скот, оборудование.

Вернуться к книге
В.С. ОРЛОВ, А.В. ЧЕРНОБАЕВ
ГЖАТСК

Обсуждение

blog comments powered by Disqus