Дворянские усадьбы сельца Скугорево Гжатского уезда и сельца Васильевского Юхновского уезда Смоленской губернии

В книге русского художника и искусствоведа Лукомского Г.К. « Памятники старинной архитектуры России в типах художественного строительства». ( Ч.1. Русская провинция. Издательство «Шиповник» 1916 г., в 5 главе «Усадьбы и их интерьер») упоминаются дворянские дома Смоленской губернии в сельцах Скугорево и Васильевское.

Скугорево - владельческое сельцо Гжатского уезда, в котором усадьба основана в середине 18 века как центр рода Воейковых. Им принадлежала значительная часть земель Гжатского и Юхновского уездов. Предок рода Воейко-Войтякович Терновский, в святом крещении Прокопий, приехал в Москву в 1384 году из Пруссии. Род Воейковых занесен в « Списки дворянских родов, внесенных в родословные дворянские книги Смоленской губернии. (Составленные в 1871- Смоленск. Паровая типо - лит. Я.Н.Подземского 1897 г.,57 с.)

В Планах генерального межевания, составленных в 1781г., Скугорево - вотчинное владение надворного советника подполковника Степана Михайловича Воейкова, в состав которого входили сельцо Скугорево, деревни Задворье, Маслиховская (ныне Пятница), пустоши Ларикова и Рудаково, земли имелось 2160 десятин, из них пашни 423 десятины. В сельце имелось 19 дворов и 107 душ. Крестьяне состояли на 2-х рублевом оброке, всю пашню и перелог обрабатывали себе. В 80-х годах 18 века крестьянин должен продавать в зависимости от цен на хлеб от 4,5 до 13,5 пудов ржи, если учесть, что двор имел 3-4 работника, то со двора платили в 3-4 раза больше.

В 1776 г. на редком по красоте и живописном месте, «на возвышенности с обзором в 20 верст» был построен великолепный каменный двухэтажный дворец с примыкающими боковыми крыльями, соединяющими его с двумя каменными флигелями; сооружены служебные и хозяйственные постройки, заложен большой парк с системой прудов, оранжереями и цветниками. Посажен большой фруктовой сад; мельница, с двумя подставами, приносившая 17 рублей дохода в год, позже появился винокуренный завод. Усадьба славилась своим богатством, роскошным оформлением, обилием произведений искусства и большой библиотекой.

Внутренняя обработка дома изысканная: потолок, стены были расписаны, другие имели старинные обои, на которых были изображены виды Парижа и Лувра: на первом плане растут деревья, вдоль реки по берегу на лужайках резвятся, танцуют хороводы девушек эпохи Директории, верхом на лошадях гарцуют военные. В других комнатах на стенах картины, овальные портреты, в витринах статуэтки; канделябры, сонетки. Печи кафельные из цветных изразцов.

В 1804 году в Скугорево насчитывалось 59 дворов, 434 крестьянина, винокуренный завод с производством свыше 1500 ведер водки. Крестьян перевели с оброка на барщину, помимо работы на господской земле, они работали поочередно на винокуренном заводе. В 1812 г. сельцо Скугорево вошло в историю как первая ставка партизана-поэта подполковника Ахтырского гусарского полка Дениса Васильевича Давыдова. В « Записках партизана» Д.В. Давыдов писал: «Я вступил в село Скугорево. Село Скугорево расположено на высоте господствующей над всеми окрестностями, так что в ясный день можно обозревать с неё на 7 или 8 верст пространства. Высота сия прилегает к лесу, простирающему почти до Медыни. Посредством сего леса партия моя могла скрывать свое движение и в случае поражения иметь в нем убежище. В Скутореве я избрал первый притон».

Во время реформы 1861 года имение перешло к сыну Петру Степановичу Воейкову, который имел 448 десятин земли и 116 крестьян. В первое десятилетие реформы население сократилось до 78 дворов с 298 десятинами земли.

Последний владелец усадьбы из рода Воейковых - отставной подпоручик Петр Степанович Воейков неоднократно избирался гжатским уездным предводителем дворянства ( в 1868-1885 гг.). 20 октября 1871 года ему было присвоено звание Почетного гражданина г. Гжатска за то, что он «пожертвовал деньги на устройство временного моста через реку Гжать». Не имея прямых наследников, он завещал свое имение дальней родственнице из семьи генерала Демерчикова. В последующем положение населения в деревне ухудшалось: 11 крестьянских дворов имели лошадь, 22 - безлошадных двора, 20 дворов не имели ни лошадей, ни коров. Видя такое положение в деревне Демерчикова продала имение в 1891 году за 60 тыс. руб. адвокату Дерюжинскому, а последний перепродал в 1894 году за 90 тыс. рублей министру юстиции, статс-секретарю Н.В. Муравьеву (1851-1908 г.г.). При нем имение приобрело вторую жизнь, став одним из культурных гнезд Смоленщины, « самым крупным имением с лучше других поставленным в хозяйственном отношении».

Николай Валерьянович Муравьев решил создать образцовое хозяйство по всем правилам тогдашней зоо-агрономической науки и помочь окрестным крестьянам правильно организовать эту работу на своих подворьях. Он столкнулся с равнодушием и непониманием со стороны местного населения из-за его почти поголовной неграмотности и невежества. С ликвидации этих недостатков он начал свою деятельность. Его помощником стал адвокат присяжный поверенный Плевако Ф.Н.

Осенью 1896 г. Муравьев Н.В. открыл для крестьянских детей школу, во вновь построенном здании, « светлом, сухом и теплом». Учителем работал выпускник Смоленской духовной семинарии Евгений Соколов. Летом 1897 г. заложено и в течение нескольких лет построено здание церкви-школы. Средства на её строительство и содержание было выделено в сумме 7 тысяч рублей Святым Синодом, адвокатом Плевако, статс-секретарем Муравьевым Н.В. и другими благотворителями.
Муравьев Н.В. выделил под здание церкви-школы, и для квартир с огородами священника и учителя 2 десятины лучшей земли около своего дома.

Школа и храм были в одном здании и отделялись друг от друга легкими подвижными щитами, которые во время богослужения раздвигались, и тогда здесь свободно вмещалось до 400-500 человек. Руководство сооружения и оформление в Скугореве взял на себя Плевако. Иконы для храма написал местный иконописец Корольков. Церковную утварь, многочисленную и богатую, подарил адвокат Плевако. На освящении храма в августе 1898 г. присутствовали Смоленский епископ Никанор, губернатор В.О. Сосновский, адвокат Ф.Н. Плевако и другие именитые гости. Церковным старостою был избран адвокат Ф.Н. Плевако. В 1898 году Муравьев Н.В. открыл школу молочного хозяйства: маслоделия, сыроварения и скотоводства. В неё принимались крестьянские дети не моложе 17 лет, имеющие начальное образование. Во время двухлетней учебы они получали стипендию 100 рублей и по 40 рублей на питание. По окончании школы учащиеся проходили годовую практику в лучших соседних хозяйствах. Почетным попечителем этой школы был Ф.Н Плевако. Знаменитый адвокат часто приезжал в полюбившееся ему Скугорево, интересовался успехами учащихся обеих школ, к началу и концу занятий присылал поздравления и подарки.

Для борьбы с пожарами, которые были тогда частым бедствием, в Скугореве была создана вольная пожарная дружина, обеспеченная необходимым инвентарем за счет владельца усадьбы.

В 1918 году имение было национализировано, на его базе был создан совхоз. Усадьба оказалась настолько богато оформленной и с таким количеством художественных ценностей и книг, что губернские власти приняли решение сохранить её, сделав « Музеем-усадьбой Скугорево». Музей работал бесконтрольно до 1920 года. В 1921 году комиссия по проверке усадебных ценностей таковых не обнаружила. Из богатой мебели часть оказалась у работников совхоза, от некогда огромной библиотеки на чердаке было обнаружено около 400 книг. Оказалось, что уездные власти использовали ценности в качестве приданного своим детям, что и зафиксировано в актах обследования уже не существовавшего музея. Спасти удалось немного: в Москву в Румянцевский музей было доставлено несколько ящиков с книгами и несколько картин и скульптур в распоряжение Российского музейного фонда. Часть историко-культурных и художественных ценностей подверглась расхищению и разрушению временем, людьми, другие, взятые на гос. учет, вплоть до 1928 года оставались в Скугорево. Некоторые из них («Портрет П.М. Муравьевой», «Мужской портрет» работы Ф.А.Тулова и др.) в настоящее время хранятся в Смоленском музее-заповеднике. Судьба других пока неизвестна.

Во время Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г. в имении располагался немецкий госпиталь, здесь проходили ожесточенные бои.

От прежней усадьбы сохранились руинированные остатки бывшего дворца и флигелей, прослеживаются фундаменты других строений; частично сохранился старинный парк с высохшими прудами.

Недалеко от Скугорево располагалось имение Васильевское Юхновского уезда.

В Экономических примечаниях к Планам генерального межевания, составленных в 1781 г., указано: « В Сельце Васильевское Юхновского уезда Лопухиной В.Б.- 32 дома и 320 душ крестьян». В вотчину Васильевское входило пять деревень: Попово, Пауки, Аленино, Мальцева, Панино, в которых было 41 двор и 501 душа крестьян, земли 1622 десятины, в том числе 1470 десятин пашни. В сельце находился деревянный дом « изрядной архитектуры», мельница с доходом 10 рублей. Крестьяне были на двухрублевом оброке.

В конце 18 века император Павел I пожаловал подполковника Казачьего полка Василия Васильевича Орлова-Денисова имением, где была основана усадьба: построены деревянные усадебный дом и хозяйственные строения, разбит парк с прудами. Усадьба стала именоваться по имени владельца - Васильевское. Граф Василий Васильевич Орлов-Денисов (1775-1843 гг.) к началу 1812 года в звании генерал-майора командовал лейб-гвардии Казачьим полком, во время Отечественной войны был командиром партизанских казачьих отрядов, особенно отличившихся в боевых действиях на территории Смоленской губернии, затем был начальником личного конвоя императора Александра I, генерал-адъютантом, генералом от кавалерии, удостоен множества наград. Портрет его помещен в Военной галерее Зимнего дворца.

В 1826 г. в сельце Васильевское вместо сгоревшего в 1812 г. деревянного дома Орлов-Денисов построил новое дворцового типа каменное двухэтажное (3-й этаж надстроен позднее) здание с двумя отдельно стоящими двухэтажными каменными флигелями, круглое с восьмью полуколоннами сооружение для артезианского колодца, расширил регулярный и пейзажный парки со сложной системой прудов и каналов, канал окружал и усадебный дом, перед которым было сооружено озеро с очертаниями двуглавого орла. В 1834 году граф построил каменную церковь во имя Николая Чудотворца.

Главный дом - трехэтажное кирпичное оштукатуренное здание дворцового типа в монументальных формах ампира, строгих и парадных. Крупный прямоугольный объем с подчеркнутым цоколем, двумя высокими этажами и низким антресольным имеет по краям главного, обращенного к пруду фасада, сильно выступающие ризалиты. Заглубленный центр дома выделен парадным портиком из полуколонн с лепными капителями, поставленным на выступ нижнего этажа. Центр противоположного паркового фасада украшен таким же портиком, поддерживающий простой антаблемент со ступенчатым аттиком. Остальное внешнее убранство здания лаконично. Нижний этаж, отделенный карнизной тягой, прорезан частыми арочными окнами в нишах такой же формой с замками в архивольтах. Широкие простенки рустованы. Над прямоугольными окнами парадного второго этажа, объединенными подоконной тягой, находились плоские нити. Венчает здание широкий карниз с небольшими аттиками по средним осям боковых ризалитов. Первоначально в центре главного фасада находилась широкая полукруглая лестница.

В обоих этажах два ряда больших комнат вдоль фасадов анфиладно соединены между собой. Более крупными размерами выделялись парадные залы в северо-западном и юго-восточных углах дома, а также за портиком паркового фасада. Из вестибюля за центром главного фасада широкая парадная лестница вела на второй этаж. Центральные помещения были связаны между собой узким и темным коридором. Во всех помещениях плоские потолки, только одно в подвальном этаже перекрыто крестовым сводом. Интерьер имел богатую отделку, с лепным декором и замечательными росписями плафонов, а также великолепную мебель, бронзовые люстры и пр.

Служебный флигель расположен к западу от дома, на продольной оси усадьбы. Ампирная архитектура прямоугольного здания с кирпичными оштукатуренными стенами, довольно своеобразно. Главный фасад, обращенный к дороге и пруду, украшают между окнами 8 больших тосканских полуколонн. Этажи разделяет междуэтажная тяга, в завершении стен - простой деревянный карниз сильного выноса. Окна без обрамлений помещены в более крупные прямоугольные ниши, оставляющие значительную свободную часть под проемами. Необычна рустовка широких флангов на коротких торцовых фасадах.

Усадьба по наследству перешла к старшему сыну - графу Федору Васильевичу Орлову-Денисову (1806-1865), генерал-адъютанту и генерал-лейтенанту, а от него к сыну генералу Николаю Федоровичу Орлову-Денисову, который не имел прямых наследников, передал имение своему племяннику, сыну сестры графини Александры Федоровны, в замужестве графини Граббе. Новый владелец имения (с конца 19 века) граф А.Н. Граббе служил начальником личного конвоя императора Николая II. Жил он в Петербурге в своем доме на Моховой улице, а в усадьбу приезжал только в летнее время. Чаще здесь бывала его жена Мария Николаевна с сыновьями Григорием, Николаем и Павлом.

В 1914 году в журнале «Столица и Усадьба» (№9) дана краткая справка об усадьбе Васильевское, в которой записано: «Художественный интерес дома этой усадьбы сосредоточен на внутреннем убранстве и особенно в росписях потолков. Плафоны эпохи расцвета ампира выполнены орнаментальными сюжетами. Но иногда встречаются и изображения фигур». В домах была великолепная стильная мебель и большое количество произведений искусства.

В 1918 году имение было национализировано, на его базе создали совхоз. Часть художественных ценностей (картины скульптуру и мебель) была вывезена в музеи. Судьба семейного архива, большой библиотеки неизвестна.

В 1921 году в Васильевское Музейным управлением Смоленской губернии была направлена экспедиция, чтобы выяснить состояние усадьбы Орлова-Денисова В.В. Оказалось, что крестьяне берегли имение после революции, расставляли посты, охраняли для того, чтобы уберечь от мародеров.

В результате исследования имения Васильевское экспедицией было сделано следующее заключение: «Васильевское до сих пор сохраняет явственные следы былой красоты и величия. Мы нашли на месте часть обстановки в стиле «ампир» (всего 40 номеров). Большая часть мебели по заявлению администрации взята Юхновскими организациями и отдельными влиятельными работниками. Среди местных граждан упорно держится слух, что имущество графа Граббе, владельца Васильевского, было расхищено легальным путем в форме выдачи приданого невестам ответственных юхновских работников, которые женились, разводились и опять женились и вновь получали приданое для своих невест из богатейшего гардероба графа и графини и графской обстановки. Некоторые ловкие люди проделывали эту операцию по 3-4 раза. Проверка этого слуха оказалась невозможной в виду того, что пожар уничтожил все следы авантюристов.

Центральное же здание Васильевского, стройно, грациозно и отличается световой конструкцией, благодаря которой все комнаты, числом около 30, снабжены большим количеством света. Комнаты некогда были списаны хорошими итальянскими мастерами. В настоящее время Васильевское находится в распоряжении Государственного управления Коннозавода (Гуконь)».

В настоящее время от усадебного комплекса сохранился разрушающийся трехэтажный усадебный дом, в таком же состоянии и флигеля, сооружения артезианского колодца не используется. Церковь разрушена.

Сохранились (к востоку от дома) немногие остатки регулярного липового парка, пруды пересохли, а окаймляющие их серебристые тополя почти все выпилены. Лучше сохранился пейзажный парк (к югу, северу и западу от дома), он сильно зарос подлесьем, и парковые дорожки прослеживаются только по кустам сирени, посаженной когда-то вдоль дорожек и некоторых аллей. Сохранилась большая липовая аллея, ведущая от дома на север к речке Полоть, за которой тоже была часть парка (сохранились в его зарослях окаймленные сиренью площадки).

Л.В. Богачева

Вернуться к книге
СБОРНИК
Дворянские усадьбы Гжатского уезда

Обсуждение

blog comments powered by Disqus