Петр Дмитриевич Неелов и его деятельность по развитию народного образования в Гжатском уезде

Представители дворянского рода Нееловых внесли существенный вклад в развитие русской культуры и науки. Имена многих из них упоминаются в работах по истории военного дела, литературы, различных отраслей техники. Достаточно сказать, что во втором издании Большой Советской Энциклопедии упоминаются пять представителей этого славного рода {Большая Советская энциклопедия. 2-е издание. - Т. 11. С. 338. Гидротехника; Т. 24. - С. 263-264. Лампа дуговая; Т. 35. - С. 345-346. Пушкин - город в Ленинградской области; Т. 37. - С. 584-586, Садово-парковое искусство; Т. 47. - С. 365-366, Чиколев.}. Среди Нееловых особое место занимает Петр Дмитриевич Неелов, большая часть жизни которого прошла в родовом имении сельце Пески Гжатского уезда. В краеведческой литературе, например {Рябков Г. Т. Смоленские помещичьи крестьяне в конце 17 - первой половине 19 века. - М.: Прометей, 1991.}, он упоминается только в связи с крестьянскими волнениями 60-х годов в имении. Не получивший широкой известности, как его братья директор Департамента сельского хозяйства, а впоследствии сенатор Дмитрий Дмитриевич и писатель и переводчик, преподаватель тактики и военной истории в Академии Генерального штаба Николай Дмитриевич, Петр Дмитриевич, несомненно, заслуживает памяти потомков за его вклад в развитие народного просвещения.

Петр Дмитриевич Неелов родился 15 сентября 1815 г. С 1832 года по 17 декабря 1843 года служил в Гренадерском Его Королевского Высочества (Бывший наследного принца Оранского) полку и был «уволен от службы по домашним обстоятельствам штабс-капитаном» [Государственный архив Смоленской области (ГАСО), фонд 598, oп. 1, дело 37, л.9].

Вся его жизнь в дальнейшем была связана с управлением имением, воспитанием младших сестер, а потом и племянников, детей рано умершей сестры Прасковьи Дмитриевны Чиколевой. Исключение составляет начало 60-х годов, когда Петр Дмитриевич состоял членом строительного комитета и директором фермы Петровско-Разумовской земледельческой и лесной академии [Государственный архив Смоленской области (ГАСО), фонд 598, оп. 2, дело 753, л. 13 об; Сборник сведений о Петровской земледельческой и лесной академии - М. - 1877. - С. 3.]. В 1865 году Петр Дмитриевич по состоянию здоровья вышел в отставку и до самой смерти 30 января 1894 года {Смоленский вестник. - 2 февраля 1894. - С. 1.} жил в Песках. Управляя имением, Петр Дмитриевич следил за новостями в агрономии и сельскохозяйственной технике, стараясь использовать наиболее прогрессивные методы ведения хозяйства, сам занимался усовершенствованием используемой в хозяйстве техники. При этом Петр Дмитриевич не замыкался в своем имении, а принимал активное участие в жизни уезда. Так уже в ноябре 1865 года он «включен в список гласных Гжатского уездного земского собрания от земледельцев» [Смоленские губернские ведомости. - 13 ноября 1865 года. - № 46. С.3].

В письме к Петру Дмитриевичу предводителя Гжатского уезда от 25 ноября 1874 года [Государственный архив Смоленской области (ГАСО), фонд 598, оп.1, дело 235, л. 16] отмечается еще одна сторона деятельности П. Д. Неелова - «сочувствие к народному образованию, заявленное участием в учреждении Вешковской Нееловской школы и постоянных содействиях к поддержанию и улучшению ея». Относя Петра Дмитриевича к тем из «местных жителей, которые заявили свое сочувствие к народному образованию и улучшению оного денежными взносами или личною об них заботливостью», предводитель дворянства спрашивает согласие Петра Дмитриевича на избрание его в число помощников Председателя губернского Училищного Совета по Гжатскому уезду. Состоялось ли это избрание, установить не удалось. Участие же Петра Дмитриевича в деятельности Вешковской школы нашло отражение и в архивных материалах, и в печатных изданиях.

В описании прихода села Вешек {Историко-статистическое описание прихода села Вешек, Гжатского уезда, Смоленской епархии // Смоленские епархиальные ведомости. - 31 декабря 1889. - Отдел неофициальный - С. 1108 -1119.} отмечается, что крестьяне прихода всегда интересовались грамотностью, еще до открытия в 1850 году церковной школы во многих селениях существовали школы грамотности, в которых учителями были грамотные крестьяне и отставные солдаты. К 1850 году «треть прихожан были люди уже грамотные и начитанные». Церковная школа помещалась в отдельной комнате в церковной сторожке, и поэтому в ней было всего 26 человек учащихся. В 1860 году в Вешках была открыта казенная школа от Министерства Государственных имуществ, в которой обучалось уже 46 человек.

В 1868 году было принято решение о передаче Вешковского училища в ведение Земской управы, управлять работой училища должен был попечительский совет. Попечителем училища был избран П. Д. Неелов, почетными попечительницами графиня Прасковья Сергеевна Уварова и Марья Никаноровна Зерщикова. Петр Дмитриевич «изъявил желание предоставить безвозмездно для училища на своз деревянный на фундаменте двухэтажный дом, обитый и крытый тесом 7 сажен длины и 4 саж. ширины, с тем лишь условием, чтобы училище состояло в ведении Земства и чтобы в нем обучалось постоянно по 10-ти учеников бесплатно из четырех ближайших деревень его имения». [Отчет по Вешковскому земскому училищу за 1869 - 1870 учебный год - ГАСО, ф. 598, oп. 1, дело 224, 42 л., л. 41] Активное участие в создании училища приняли крестьяне, их стараниями дом был перенесен в село Вешки и подготовлен к началу занятий. Кроме того, «все крестьяне добровольно пожертвовали до 750 руб. на первоначальное обзаведение школы и 200 руб. прибавки во всегдашний оклад годового жалованья наставнице, при пособии еще от Гжатской земской управы 300 руб. ежегодно на ремонт училища». [Отчет о действиях членов Вешковского попечительства в первое трехлетие 1866 - 1869 гг. // Смоленские епархиальные ведомости. -15 июля 1870. -№ 14.-С. 248-254.; Отчет о действиях членов Вешковского приходского попечительства за второе трехлетие 1870 - 1872 гг. // Смоленские епархиальные ведомости. - 1873. - № 20. - С. 200 - 209., с. 209]
Содержание училища осуществлялось на средства, перечисляемые из Земской управы, из Корытовского волостного правления и частных пожертвований. Надо отметить, что сбор с крестьян на училище осуществлялся вместе с другими податями, поэтому не всегда можно было определить, сколько именно средств должно перечислить Корытовское правление, и нужные суммы поступали с задержкой и не в полном объеме. [Переписка Корытовского волостного правления с попечителем Вешковского земского училища Нееловым о сборе денег с крестьян на содержание училища. - ГАСО, ф. 598, on. 1, дело 218, 22 л.] Так, в 1870 году вместо 334 рублей сбора было перечислено только 129 рублей, в январе 1874 года на содержание училища было перечислено 100 рублей за 1872 год, а 1 марта и 12 августа - средства за 1873 год. Поэтому многое из школьного оборудования и книг в библиотеке являлось даром благотворителей. Так, на покупку учебных столов, классных досок, комнатной мебели и других принадлежностей для училища выделил средства Председатель Гжатского училищного Совета Александр Гаврилович Белаго. В письмах Петра Дмитриевича племянникам Чиколевым в Москву и Петербург содержатся постоянные просьбы о приобретении учебников, учебного оборудования, книг и пособий для училища. Ответные письма содержат часто сообщения об отправке пособий, информацию о новых книгах и наглядных пособиях для школ, появившихся в магазинах Москвы и Петербурга.

Состоя попечителем, Петр Дмитриевич ведет финансовые дела училища, присутствует на экзаменах, заботится о повышении зарплаты учительницам, о качестве преподавания и воспитания учащихся. В училище принимались дети с 8 до 15 лет. Чтобы научиться «хорошо читать и писать, арифметике и Закону Божию», а также « получить необходимые для всякого грамотного человека познания», нужно было посещать школу 3 года, а особенно способные за четвертый год обучения готовились для поступления «в другие старшие училища». Ученики «обучались по голосовой системе чтению и вместе с тем письму по-русски и приучались произносить слова правильно и внятно, читать с выражением и устно передавать прочитанное; упражнялись в чистописании и письме под диктовку; из арифметики проходили основательно нумерацию, сложение и вычитание целых чисел. В рассказах и чтении сообщались им первоначальные основы нравственных и умственных понятий, а также необходимые познания из священной истории, из окружающей их природы, из домашнего и общественного их быта и т. п.»

Руководствами в преподавании служили: звуковая система Золотова, ручная азбука «Маленький грамотей», «Родное слово» и «Детский мир» Ушинского, руководства Главинского и хрестоматии, арифметика Давыдова и Арифметика для народных училищ Министерства Народного Просвещения с собранием задач; книжка «Воскресное чтение для детей», рассказы о земной жизни Иисуса Христа, Священная история - Зонтаг, общественное богослужение - Бузиной. Училище было снабжено, кроме различных учебных книг, картинами из священной истории, русской истории и зоологии, а также глобусом, географическими картами и некоторыми физическими приборами. [Отчет о действиях членов Вешковского попечительства в первое трехлетие 1866 - 1869 гг. // Смоленские епархиальные ведомости. -15 июля 1870. -№ 14.-С. 248-254., л. 14, 15]

В училище допускалось свободное посещение занятий, так как попечители считали, что дети, проучившиеся даже не полный учебный год, приобретали полезные знания. Учитывая, что с наступлением весны многие крестьяне забирают своих детей из школы на полевые работы и для работы на фабриках и заводах, и при проведении выпускных экзаменов в конце мая 1870 года из посещавших школу 76 учеников на экзамен явилось всего 29, решено было проводить предварительные экзамены перед пасхой. Стремясь облегчить деятельность учительницы, Петр Дмитриевич предлагает начинать учебный год для неграмотных учеников первого года обучения с 1 сентября, а когда они приобретут начальные познания в чтении, со 2 октября начинать занятия для остальных учащихся. Начиная с 1870/71 учебного года, в училище было введено преподавание «церковного и простого нотного пения». Качество преподавания в училище было достаточно высоким, что отмечалось по результатам экзаменов и отражено в отчетах попечителя, отзывах посещавших училище духовных лиц и инспектора народных училищ Смоленской губернии. В 1895/96 учебном году в училище обучалось 107 учеников (65 мальчиков и 42 девочки), причем средний «экзаменный балл по училищу» составил 4, 6. [Журналы XXXII очередного Гжатского уездного земского собрания заседаний 28, 29, 30 и 31 октября 1896 года - Гжатск. -1898.]

Выражаясь современным языком, можно сказать, что в училище велась и внеклассная работа. Девочки по вечерам занимались в училище рукоделием, а мальчики - чтением, игрой в шашки, «линеили тетради». Около училища по вечерам организовывались игры в горелки, бабки и другие игры.

Деятельность Петра Дмитриевича не ограничивалась заботами об обучении детей крестьян. В 1872 году он создает для жителей окрестных сел две библиотеки.[Правила о выдаче книг из Нееловской сельской библиотеки и о наличии их - ГАСО, ф. 598, on. 1, дело 242, 7 л.]
Первая Нееловская библиотека была предназначена для крестьян деревень Наврищи, Степанцово, Дальнее и Ширякино. Заведование этой библиотекой было передано крестьянину деревни Степанцово Никифору Ломакову. Начальный фонд библиотеки, переданной крестьянам, содержал 43 книги, а затем пополнялся не только книгами, но и географическими картами. В библиотеке, кроме книг духовно-нравственного содержания, были книги исторические, популярные беседы о природе и о земледелии, художественная литература. Передавая книги, Петр Дмитриевич в правила библиотеки включает и правила обращения с книгами. «Читающие должны обращаться с ними осторожно -перевертывать листы тихо и не моча пальцев, переставая читать, складывать и хранить книгу завернутою в бумагу в сухом не дымном месте», - пишет он. Письмо к Никифору Ломакову, хранящееся в Государственном архиве Смоленской области, Петр Дмитриевич завершает так: «Сердечно желаю, чтобы это малое начало возросло в большее и приносило вам всем истинную душевную и практическую пользу и самое лучшее из удовольствий».

Вскоре в сельце Пески под собственным попечительством он создает вторую Нееловскую библиотеку «для обывателей окрестных имений из приходов сел: Глинок, Ренского и Петропавлова». Объясняя название библиотек «Нееловские» Петр Дмитриевич поясняет, что с одной стороны он это делает в память о родителях, а с другой стороны в надежде на то, что и после его смерти продолжатели рода «будут наблюдать для сбережения и пополнения по мере возможности» за библиотеками. Вторая библиотека предполагала более подготовленных читателей, поэтому и тематика книг в ней более широкая. Помимо книг духовного содержания, литературы по истории и географии, в ней были книги по различным разделам сельского хозяйства и по технологии фабричного производства, по вопросам торговли и политической экономии, юридическая литература, литература по искусству, многочисленная справочная литература, а «произведения словесности» включали полные собрания сочинений. Кроме того, в библиотеке находились «предметы наглядного изучения (карты географические, картины, модели, образцы и т. п.)». В правилах библиотеки, составленных Петром Дмитриевичем, специально оговаривалось, что «географические карты, картины и другие предметы для наглядного изучения, имеющиеся при библиотеке, вывешиваются и выставляются в библиотечном шкафу или около оного так, чтобы желающие могли их рассматривать, а при возможности и пользоваться изустным объяснением о них». Помимо прочего, заведующий библиотекой по просьбе читателей осуществлял покупку книг для них по их заявкам и на их деньги. Часть книг приобреталось для распродажи желающим. Надо отметить, что приобретение книг для обеих библиотек производилось только с согласия попечителя.

В справочнике Богомолова «Российский книжный знак. 1700-1918» [Богомолов С. И. Российский книжный знак. 1700 - 1918. - М. б/и. -2004.-С. 545.] включен книжный знак П. Неелова, относящийся к концу XIX века. В качестве предполагаемых владельцев знака Богомолов называет дядю Петра Дмитриевича, архитектора Петра Васильевича Неелова (1749 -1848), и Петра Дмитриевича, относя годы его жизни к первой половине XIX века. Учитывая годы жизни Петра Дмитриевича (1815 - 1894), можно предположить, что такой знак стоял на книгах из его библиотеки. Подтверждением этому могло бы стать обнаружение книг с таким знаком в библиотеке музея или библиотеках г. Гагарина и Гагаринского района.


Книжный знак П. Неелова

В заключение хотелось бы отметить еще одну огромную заслугу Петра Дмитриевича - сохранение архива семей Нееловых - Чиколевых. В феврале 1890 года на семьдесят пятом году жизни Петр Дмитриевич писал брату Дмитрию: «Я, как уже не в силах писать хронологию воспоминаний дорогого прошлого, то хотя устраиваю из чайных больших ящиков шкафы и сортирую и укладываю в них различные архивы - как единственное дорогое имущество, которое при новых взглядах, быть может, все пойдет в печь; но что же делать, от невежества погибали и знаменитые Александрийские библиотеки». [Государственный архив Смоленской области (ГАСО), фонд 598, оп. 2, дело 687, л. 203 об.] Удивительно, но стараниями архивных работников этот архив пережил все войны и революции  и является  одним  из  самых  обширных  личных  фондов Государственного архива Смоленской области. На некоторых делах фонда есть   пометки   архивистов:   «собрано   из   россыпи»   после   Великой Отечественной войны.

В. М. Калыгина

Вернуться к книге
СБОРНИК
Дворянские усадьбы Гжатского уезда

Обсуждение

blog comments powered by Disqus