Смоленские усадьбы

("Самуйлово" - имение бывш. кн. Голицына, ныне Шульц; "Васильевское" - имение графа Граббе; "Скугарево" - имение бывш. Воейковых, ныне Попова; "Токарево" - имение Крахт.)


Самуйлово, бывшее имение кн. Голицына. Фасад со стороны сада.

Иногда положительно неисчерпаемым кажется то количество усадебных сооружений, которое имеется еще в пределах России. От подмосковной области (густо застроенной дворцами) и до лесов Вологодских или степей Саратовских повсюду можно встретить прелестные поместья. И не только губернии, типичные для быта "гнёзд дворянских" и традиций, т.е. Орловская, Калужская, Курская, Тульская, Смоленская, Рязанская, Ярославская, Тамбовская, Нижегородская, Симбирская, Полтавская, Черниговская, но даже столь удаленные от центра просвещения и искусства, как губернии Олонецкая, Уфимская или Екатеринославская, изобилуют барскими домами, сооруженные лучшими мастерами и наполненными предметами изумительной красоты, вывезенными из Парижа, Вены, Дрездена...


Самуйлово (Смоленская губ.), бывшее имение кн. Голицына.
Фасад со стороны подъезда.

Многие усадьбы сгорели, разорены, переделаны, достроены или надстроены; иные проданы их исконными владельцами или перешли в руки полурусских, полунемцев, полуевреев, - вроде "Ляличей", дворца графа Завадовского, попавших в обладание некоего Голодца. Сколько зал и целых домов опустошено жадными до наживы антиквариями или столичными "любителями старинки"!

И все-таки, в обширной и обильной России до сих пор - необъятное количество старины и, так как почти все это еще не описано, не исследовано и не сфотографировано, а часто и совсем неизвестно {Литература усадеб исчерпывается до сих пор всего пятью, шестью изданиями: несколько статей (и специальный, летний номер за 1910 год) журнала "Старые Годы"; описание усадьбы села "Архангельское" в журнале "Мир Искусства"; две части "Подмосковных" изд. т-ва "Образование" и, издаваемые гр. Олсуфьевым, "Памятники Тульской старины", в которых воспроизведено не мало усадеб Тульской губернии. Для все России это не так уж много.
И до сих пор такие замечательные имения, как "Александрия" гр. Браницкой, "Очкино" Е.А. Судиенко, "Сокиренцы" гр. Ламздорф-Галаган, "Качановка" П.И. Харитоненко, "Стольное" гр. Мусина-Пушкина и много других вовсе не описаны.}, то нередко приходится положительно наталкиваться на усадебные оазисы изумительной красоты. И чем дальше от крупных центров, тем больше уцелевших, часто совсем не тронутых "вотчин", дворцов и хуторов. Неожиданно , в самых медвежьих углах открываются обозревателю прелестные постройки, флигеля, ворота, часовни и в них мебель, люстры, фарфор. Получается величайшее наслаждение для такого "охотника за русской архитектурной стариной" открыть новое, еще неизвестное, сооружение.

Но как велика была любовь к красивому, как значительны были уделяемая на жилища и обстановку суммы, если мы вспомним о тех трудностях, с которыми приходилось доставлять все материалы, выписывать мастеров, если мы вспомним о тех дорогах, по которым все это прибывало на места: не верится, порою, в реальность видимого...

Тем более, пока не поздно, пора описать, снять эти "памятники" усадебной старины, дабы хотя таким образом передать потомству все эти художественные сокровища или сведения о них. Построенные часто наспех, бутафорски и разрушающиеся потому от естественных причин (например, "Очкино" Черниговской губ.), большинство этих сооружений начала девятнадцатого столетия, конечно, не долговечно. Некоторые дворцы построены капитально. И они сохранились бы, но их переделывают: уширяют окна, достраивают террасы, пристраивают кухни, гаражи, оранжереи.

И большей части усадеб скоро не станет. Ремонт погубит очарование многих деталей и украшений, а в них-то значительная доля того cachet, который и составляет прелесть многих домов. Если бы собрать все это, рассыпанное по России, достояние - получился бы целый город-музей, равного которому не сыскать бы в Европе. Надо собрать эти художественные сокровища хотя бы в издании.

----------

На этот раз остановим наше внимание на некоторых усадьбах одной области России, на усадьбах, - являющихся богатыми примерами для показания размаха помещичьего строительства, именно Смоленской губернии.

----------

"Самуйлово" ныне принадлежит В.Шульцу, который купил его у князя Лобанова-Ростовского. Князь, в свою очередь, приобрел это имение от купцов Александрова и Комарова, которым оно досталось с торгов давно еще, при продаже имущества объявленного несостоятельным князя Павла Алексеевича Голицына.


Самуйлово. Деталь росписи зала.

"Самуйлово" - родовое гнездо этой ветви Голицыных; со времени Елизаветы Петровны и до 1885 г. оно принадлежало им. Дом построен в 1790-1800 гг. Впоследствии к нему были пристроены крылья, в которых помещены были иезуиты; здесь помещалась и тайная канцелярия, и католическая церковь. Все это пряталось в подземельях во время ревизий, которые в царствование Николая Павловича бывали часты, ибо Голицыны были не в фаворе у Государя. Когда-то Голицыны были очень богаты. У них в одном этом уезде было 86 тысяч десятин земли, остальная часть уезда принадлежала князьям Долгоруковым и Воейковым. От владений Долгоруковых не осталось и следа: все, что они имели, было продано ими крестьянам после освобождения, а дома их были разрушены до основания. Воейковы часть имений продали, а часть земель перешла от них к Татищевым.

Самуйловский дом - выдающийся пример усадебной архитектуры классического типа. Один фасад его (со стороны подъезда) украшен полукруглым выступом, обрамленным коринфскими колоннами, на подобие Елагина дворца. Окна нижнего этажа большие, полукруглые; соотношение этажей в смысле пропорции взято прекрасно. К дому примыкают  два одноэтажных крыла, заканчивающихся выступающими корпусами, прелестно обработанными портиками из ионических колонн. От этих крыльев, в свою очередь, отходит двумя полукружиями колоннада, заканчивающаяся тоже двумя корпусами. Фасады последних так же украшены портиками.

В общем получается богатый, огромный дворец палладианской архитектуры, типа виллы Trissini в Meledo или виллы Godi Porto в Lonedo.

Итальянская вилла богатого дожа Венеции Корнаро или Барбаро - среди лесов Белоруссии! Как ни удивительно, а, между тем, это так. Белеющиеся итальянские классические колонны, стройные портики выделяются на фоне, подернутого туманом, старинного парка... Величественностью и благородным вкусом веет от этого дворца...

Самою интересною деталью внутренности дома является обработка стен. Ныне дом в запущенном состоянии, а прелестные росписи на стенах, вероятно скоро погибнут. Между тем, этот род украшений стен медальонами и включенными в квадраты, изображениями античного сюжета, очень редкий и привлекательный. Здесь восьмигранные круглые рамки, в каждой из них различный сюжет. Гроздья винограда и розы вьются вокруг трельяжа и все это написано al fresco.

Прелестны печи, но часть их разграблена. Например, убраны вазы с постаментов. Роспись архитектурных деталей менее красива, но также заслуживает внимания.

----------

"Васильевское" принадлежит ныне графу А.Н. Граббе, которому оно досталось по наследству от дяди его матери, графа Орлова-Денисова; этому последнему имение принадлежало со времени Павла I.


Васильевское. Имение графа Граббе. Зал.

Прежний деревянный дом сгорел в 1812 г., а в 1826 г. был построен теперешний. Император Николай I имел в нем пребывание.


Васильевское. Имение графа Граббе. Одна из комнат.

Дом "Васильевского" довольно простой архитектуры, фасад его со стороны пруда украшен колоннадою (во втором этаже). Художественный интерес дома этой усадьбы сосредоточен в его внутреннем убранстве и особенно в росписях потолков. Плафоны эпохи расцвета ампира заполнены, главным образом, орнаментальными сюжетами, но иногда встречаются и изображения фигур (en grisaille).


Васильевское. Имение графа Граббе. Дом со стороны пруда.

Особенно хороши плафоны, напоминающие роспись потолков только что начатого сломкою (несмотря на протесты всех обществ и прессы) дома Леонтьевых в Гранатном переулке в Москве и представляющие ромбы, круги, квадраты, внутри которых - цветы и изображения мифологических сценок. Фризы украшают маски, от которых отходят орнаментальные разводы или букеты, то нежных, немного ярких по краскам цветов, похожих на те, какие мы видим на фарфоре Попова, Гарднера и других заводов. С потолка спускаются прекрасные огромные люстры, ампирные, бронзовые; в них свечи, и когда трепетным пламенем озаряются плафоны, - живая подлинная картина старины встает перед нами. Даже не верится, что это на яву, кажется будто на сцене! Дом наполнен старинной мебелью, интересной работы и богато украшенной. Есть много выдающихся портретов.

----------

Скугарево принадлежало Воейковым со времен Екатерины II, и нынешний дом построен был еще в 1776 г. Но постепенно изменялся внешний вид этой екатерининской усадьбы. Сначала надстроили третий этаж - чем сразу изменили прежние пропорции, - потом уничтожили боковые крылья, соединявшие дом с флигелями, три раза затем обновляли дом и меняли лепные украшения по вкусу времени. Теперь лишь обработка наличников и пилястры двух выступающих (в сад) частей, украшенных фронтонами, отдаленно напоминают нам о формах екатерининской усадьбы.


Скугарево (Смоленская губ.). Имение бывш. Воейковых. Деталь панно.

П.С. Воейков, последний владелец Скугарева из этого рода, передал усадьбу своей дальней родственницы, которая и продала ее за 60 000 рублей адвокату Дерюжинскому, перепродавшему ее тут же за 90 000 рублей Муравьеву, а последний продал ее нынешним владельцам Поповым.

В доме интересны интерьеры эпохи Николая Павловича. Любопытны и характерны для эпохи люстры (огромных размеров из papier-mache), обои, драпри, мебель стиля позднего классицизма; но особенно ценны старинные, фресковые письма (на бумаге клеевыми красками) обои-панно.


Скугарево (Смоленская губ.). Имение бывш. Воейковых, ныне Попова.

Сюжеты, изображенные на этих обоях: виды парижских зданий, соединенных в очень курьезных комбинациях; например, рядом S-te Sulpice, Chambre des Deputes, Hotels des Invalides и Louvre, - все это как фон, на котором гуляют и катаются верхом юноши и девушки.

----------

Дом в "Токареве" образец раннего классицизма. Портик его не лишен курьезности форм. Хороши колонны, фриз, покоящийся на арочках, и арочки, украшенные кэссонами.


Токарево (Смоленская губ.). Имение Крахт. Гостиная.

Красивы скульптурные вставки в квадраты и в круглые медальоны между окнами первого и второго этажей и по бокам окон крыльев: эти окна очень красивы, они украшены парными пилястрами.

Удлиненная пропорция колонн свидетельствует о том, что дом этот относится к эпохе раннего классицизма, быть может, еще к концу XVIII ст. С одной стороны дома портик опирается на своды, с другой (в саде) к портику пристроена позднейшая по обработке лестница. В архитектуре дома много величественности и все детали его крайне любопытны. Внутри ясно выраженный стиль эпохи Николая Павловича.


Токарево (Смоленская губ.). Имение Крахт.

Залы, мебель люстры (лепные и золоченые), занавески, каминные экраны - все это эпохи позднего классицизма. Старинные обои, золото рам и люстр, блестящий паркет, резьба на красном дереве мебели, с привкусом возрождающегося рококо эпохи начала царствования Александра II.

*   *   *

Вот несколько типов усадеб Смоленской губернии. Есть здесь и иные по обработке сооружения. Например, "Пречистое" Муромцевых - английская готика очень своеобразных форм, но к этим усадьбам мы еще вернемся.

Георгiй Лукомскiй,
журнал "Столица и усадьба" №9 от 1 мая 1914 года.

Обсуждение

blog comments powered by Disqus